31 Αυγ 2010



В поисках истинного искусства

Талия – муза комедии. А жизнь и есть нескончаемая комедия. Или трагедия. Но всегда надо знать героев.


Нет сомнений, что получить от родителей имя – уже судьба. Нашу собеседницу зовут Талия Стефаниду и судьба ей уготовили трудную миссию - определить для будущих поколений шедевры искусства нынешней эпохи. Всегда было загадкой, по какому праву и кто может определить, что такое хорошо и что такое плохо. Согласно Востоку (Япония- Китай) – ничто не является плохим или некрасивым и ничто нельзя определить как идеальное.

Для этих нардов все в мире относительно, главное найти гармонию в душе, в этом их убеждении и скрадывается их удивительное благоденствие и спокойствие.

Но западному человеку во чтобы- то ни стало, необходимо знать, что есть прекрасно, и что есть безобразно. Все эти сомнения достались цивилизации от древних греков – далеких предков Талии.

В самой Талии Стефаниду есть частичка древности – ее имя, которое, кто знает, возможно, и определило ее судьбу. В Греции она одна из немногих ученых специалистов по высокому искусству, которая может определить, подсказать, какое произведение искусства зафиксировало эпоху и уйдет в вечность.



- Как же вы берете на себя ответственность определить в современном искусстве Произведения Искусства? Чувство прекрасного - это качество врожденное, или приобретенное?



- Думаю, что все же врожденное. Все то, что я делаю сейчас, этот благодаря тому фильтру, который «вставлен» в меня с рождения - это уже мое … Помню себя ребенком, и как меня всегда тянуло к красивому, и как всегда старалась понять механизм действия этого красивого, и как задавала себе простой вопрос, почему оно красиво, прекрасно… Конечно, играет роль и образование и среда, которые могут только развить талант, получение знаний – это подпитка таланта, его углубление, возможно и «лечение».



- Если мы говорим о зрителе, может ли он приобрести способности видения прекрасного.



- Конечно, осведомленный зритель это хорошо, но все же и восприятие искусства также связано с талантом чувствовать искусство, и он также врожденный.



- А как среда повлияла на ваше восприятие, видение и понимание искусства



- Я выросла в городе морском. Стихия воды всегда меня завораживала.

Для меня вода, море имеют особый смысл. Многочисленные путешествия, которые я совершила, помогли мне видеть разницу. Я уверена, что любые начинания у человека, одновременно становятся для него вспомогательным орудием, для того, чтобы открыть шире и глубже горизонты его мыслей и эстетического восприятия. Все это способствует становлению, как мы говорим «лучшего человека», такой «лучший» человек везде и везде чувствует себя как на малой Родине, бесстрашно и радостно, как в детстве. Идея моря как идея большого и длинного путешествия - это есть самое лучшее, самое свободное выражение человеческого «Эго». Тогда везде для тебя рай. Научиться быть свободным – это почти что достичь идеала, истины. Это то, что меня характеризует во всем, в работе, в образе жизни и мысли.



Кто – то сказал, что истинная свобода духа, творческого начала ощущается в несвободе, ведь многие шедевры – новации и были созданы в период диктатур, в период запрета мыслить свободно.



- Думаю любая диктатура – это самое худшее, что может постичь человека. Но доля правды в том, что в период несвободы человек замыкается в себе, и это часто помогает ему в творческом выражении.

Я проявилась в Париже в эпоху 70х годов в целях учебы – изучала философию и там познакомилась с греческой общиной, высланной из Греции творческой интеллигенцией. Они вынуждены были покинуть родину во времена «черных полковников» - диктатуры. Именно там, еще совсем юной девушкой, я имела честь дружить с такими великими греками, как актрисой Мелиной Меркури, композиторами Микисом Теодоракисом, Маносом Хадзидакисом, Елени Караиндру, художником Фасьяносом, писателем – философом Аксилосом и многими другими, которые в ожидании свободы, стали «заключенными парижанами». Да, конечно, они творили в этот период, опять же вдохновленные идеей борьбы за свободу Греции. Все общения в тот период, «укрепили» меня в моих поисках истинного искусства, крылья мои выросли, и это дало мне большей свободы.



- Творец «в заключении» есть всеобщая созидательная душа пробивающая окошко в мир?



- Да, душа и талант, которая может дать ряд ответов на вопросы эпохи, на которые другие не могут ответить. Когда жизнь осложняется, тогда все заняты вопросом выживания, когда есть трудности, именного тогда самому талантливому дается возможность выразить себя, это случалось и в эпоху диктатур. Так было и в Греции.



- В чем своеобразие отношения власти – денег и Творца

Однозначно, когда самоцелью творца становятся деньги, то на этом приходит и его конец. Пример жизни Сальвадора Дали подтверждает это падение. Искусство всегда обслуживало власть, и общество как светское, так и религиозное государство. Вот например Гоя . Несмотря на то, что он был придворным художником, в портретах он смог отразить истину времени и характеры своих высоких «моделей». Он смог также показать нам их недостатки и дать нам возможность посмеяться над ними. Правда – она всегда голая, ее нельзя скрыть от глаз Творца.





- Истина отражается в высоком искусстве, кто может подтвердить, что это и есть истинна. По каким критериям известный коллекционер грек Георгий Костакис, который не был искусствоведом, а простым шофером посольства увидел Истину эпохи в работах художниках - авангардистов.



- Он был талантливым коллекционером, Чтобы стать ценителем истинного искусства, не обязательно образование, как необязательно образование поэту.



-Искусство всегда связано с повышенными способностями человека, его возможностью строить мост в будущее, видеть и чувствовать свое время как одно звено из цепи вечности..



- Поэтому мы и говорим о таланте творца и зрителя, или же о приобретенных навыках видеть, но это требует большого труда и соответствующей среды.



- Когда произведение можно назвать произведением Искусства?



- Произведение искусство не имеет временных и пространственных границ, художник в своем произведении щедро дарит себя.







- В современной жизни массовая культура определяется и потребильством «цивилизованного» современного мира, и в искусстве это выражается. Оно в большинстве своем не говорящее ни о чем… или же повторяющее старое, оно отразилось и на бытовой культуре?



- Всегда человек старался внести и отразить свой индивидуальный вкус. Например, в Древней Греции, несмотря на определяющие бытовую эстетику той эпохи - хитоны, одежда эта была высокой модой той эпохи, а вот бытовой индивидуальный вкус проявлялся в брошках, которыми прикрепляли складки одежды.. Высокая мода той эпохи отражена в трагедиях и в некоторых трактатах, но если вспомнить Аристофана, то в его комедиях отражена поп- культура той эпохи, и безвкусие – кич - древних греков. Любое произведение – уверенна – может стать Искусством только пройдя экзамен времени. Если сегодня мы слушаем Моцарта и он вызывает в нас много эмоций, значит он классический и одновременно современный композитор, он ведь уже «разместился» в вечности, и мы говорим в его случае, что это высокое Искусство.



-В современном искусстве произведения часто вызывают недоумение зрителя. Возникает один вопрос: и к чему всё это?...Что вы говорите в этом случае?



- Я никогда не тороплюсь что-либо отрицать. Всегда ищу истину, которая отразится со временем. Может быть, сердце художника стучало в неком ритме и мы это сможем услышать, но надо только чуть подождать!



- Трудно, конечно, но могли бы вы назвать сегодняшних творцов, которые останутся в следующей эпохе.



- Не буду называть поименно, не стану этого делать, но все, же есть художники, которые отпечатали нашу эпоху в своих произведениям и это уже навсегда.

Поскольку я гречанка, то назову имя художника грека, ставшего гражданином Италии. Это Яннис Кунелис, он относится к модернистам 20ого века, и без сомнения, останется будущим поколениям. Он смог сохранить не только образ, но и за наше право существования, как людей, думать и рассуждать об образе: «Что значит этот образ?». Он своим произведениями подарил человечеству примеры высоты творческого потенциала, которые уже принадлежат будущему.



- Ваш творческий подход к учительству, как вы обучаете видеть будущее в искусстве своих питомцев в университетах, где преподаете?



Ученикам своим никогда не даю объяснений и не навязываю свои комментарии, я просто всегда стараюсь дать им возможность самим определить значение произведения, и выразить свои ощущения. Урок мой основан всегда на диалоге, и не всегда подвожу к эпилогу, этого не надо делать, - эпилог – уже несвобода выбора конца. Ученикам лучше всегда оставлять пространство выбора.



- Многие сегодня жалуются, что современная эпоха бесцветная, деньги –определяющая сила общества, как можно плодотворно и творчески выразиться в такое время?!



- Нет, я не согласна с этим. Все эпохи дают пищу для размышления и творчества, а что касается денег, то они всегда играли свою важную роль во все времена и эпохи, но сегодня , возможно, мы наблюдаем, как родители в послевоенное время переборщили заботясь о детях, вырастили поколение потребителей, а не романтиков. Но убежденна, что молодежь творческая всегда слушает свое время и знает, как это выразить.



-Что вы ждете от России сегодня?



Я жду от России больше света, в современном понятии - блеска. В этой стране есть глубина, есть великолепное светлое прошлое, но Россия не должна повториться. Прошлое надо оставить, чтобы оно просто созидательно напоминало о себе. Надо радоваться прошлому но жить настоящим, только тогда можно будет видеть творческий результат и будущее.

Например, на недавно прошедшей выставке в Салониках мы видели портрет Стелы Кесаевой. работы известного американского художника….. Это великолепное произведение. С одной стороны мы видим женщину современную, модно одетую, известную и успешную женщину, да имя ее - Стела – означает «звезда», она на нас смотрит как с гигантской киноафиши. А вот рядом работы ….Монастырского. Безымянные женщины со спины освещены светом, как золотые статуи. Вот вам прием сплетения прошлого с современным – с одной стороны известная женщина с именем, а с другой – женщины изображены только со спины как тени, правда, …с золотым оттенком, и они многое нам рассказывают о прошлом России.



У вас ест опыт общения с сегодняшней Россией?



- Да, конечно, и мои впечатления – неизгладимые. Недавнее сотрудничество с Эрмитажем, дало мне возможность узнать Санк- Петербург.

Возможно, в скором будущем, состоится мое сотрудничество с Пушкинским Музеем в Москве по теме кураторства выставки «Византийские иконы и современная живопись по мотивам византийской иконы».



- «Русские и западники» - Запад и Россия - это соперничество равных?

Россия обладает силой огромным творческим потенциалом, и поэтому мне очень интересны все новые идеи и проекты, исходящие из этой страны. Европейцы сегодня с большим интересом, и главное, я бы сказала как «в ожидании чуда», смотрят на творческую Россию.



Русские отстаивают свои позиции, держатся крепко, и это было видно и в биенале в Венеции и у нас в Салониках.

Вот, например, Игорь Макаревич и его супруга Елена Елагина это яркие творцы современного русского актуального искусства. Каждый из них – самостоятельная творческая личность. Их инсталляции в здании фонда национального банка в Салониках вызвали огромный интерес.

Но не надо только расслабляться, надо искать новые формы.



- «Отцы и дети» - вечный спор поколений. Чему вы завидуете в сегодняшней молодежи, которое строит будущее уже нам не принадлежащее



- Я очень верю в созидательную силу нового поколения. Несмотря на трудности, которые испытывает сегодняшняя молодежь, хотя – думаю- трудности эти в основном созданы искусственно. Главное, что новые поколения с каждым разом все более свободны.



- Можно сказать, что рождаются уже поколения детей с «геном свободы»?



- Вполне возможно и так, потому что я вижу, как с каждым десятилетием, молодежь излагает себя свободно, уверенно, меньше подражания и притворства. Ведь наше поколение мыслило больше стереотипами. Мы не пытались найти себя, мы утверждались в том, что уже было задано.



- Когда отвергаются стереотипы, это значит, мы продвигаемся к хаосу?



- Нет, конечно, просто каждый наконец, может найти свое творческое начало.



- в общем хаосе?.



- Нет, в том, что общество может выдержать. Что такое хаос, в обществе никогда не бывает хаоса, есть моменты, когда кто-то пользуется людским страхом, но созидательный человек никогда не может стать овцой - жертвой, он всегда умеет отразить страх. Сколько социальных перемен произошло только в прошедшем 20-м веке. Хотелось бы надеется, что в 21-м веке нас не постигнут экологические катастрофы.



- Природа обижена на человека, который отвернулся от нее , как от истины, отверг от Искусство?



- На самом деле Человек, как частичка самой природы, не борется с природой, и если это происходит, то бессознательно.



-Но когда человек отходит от прекрасного - природа это или искусство - и думает только об удовлетворении своих потребительских нужд, что-то происходит и с ним и с окружающей его средой.



- Когда человек отдаляется от естественного образа жизни, он страдает, человек должен вернуться к природе, а это значит и к самому себе, тогда у него будет меньше ошибок. Когда мы желаем друг другу долгих лет жизни, то всегда подразумеваем хороших созидательных лет, долголетие само по себе ни о чем не говорит. Всегда уровень жизни, ее качество дает возможность существование назвать жизнью. Так и в искусстве.

Оно должно быть не подражанию существованию, а гимном жизни. Именно гимном всегда определялось высокое искусство.



-Искусство все - таки принадлежит народу?



- Нет, искусство принадлежит тем, кто его понимает, и истории, и это опять не имеет отношения к образованию, которое может только направить, но понять может только человек тонкий, духовный…



- Но массы все же надо образовывать, чтобы они приближались к высокому искусству?

Да, конечно, стараться надо, но тем не менее даже в своем методе преподавания я не пытаюсь раскрывать глаза студентам, а стараюсь услышать их восприятие прекрасного.



- Салоники- ваш родной город, оцениваете его как хранилище искусства?



- в период «Культурной столицы» наш город превратился в настоящую художественную мастерскую, и после завершения программы «культурной столицы Европейского Союза» в городе остались многие произведения искусства.



-Особенно «Летающие Зонтики», которые стали вторым после Белой Башни символом города..



- Произведение Йоргоса Зонголопулоса «Летающие зонти¬ки», претендует на звание современно¬го символа города и включено в число самых причудливых в мире. Ее автор, соорудил зонти¬ки в 1995 для Биенали в Венеции куда они были привезены в Салоники, где и остались.

«Дедушка – весна», так называли Зонголопулоса, который ушел из жизни недавно в 2004 году, был истинным новатором в искусстве, он умер почти что столетним стариком, но сумел внести совершенно свежий мотив в образ города.



- Но все же, хотелось бы больше света и атмосферы этому городу.



- К сожалению это зависит от местных властей. Нет у них должного интереса к искусству, мало советуются, а я ведь предложила муниципалитету, воспользоваться мною и моей любовь к искусству, но это им не интересно. Салоники был всегда городом многокультурным, ведь греческое население появилось здесь в свое массе в начале 20 века. Это греки - беженцы с Малой Азии и Понтоса. Мои предки тоже оттуда. Именно они привнесли в город новую струю жизни.

Вот в России история жива в памяти, она актуальна. Когда я находилась в Санкт-Петербурге, то часто гуляя по городу, «сталкивалась» с Гоголем, Пушкиным, Достоевским… А в Салониках, к сожалению, отодвинули историю, и сегодня нет такого явного ее участия в жизни современных людей. Плохо обращаются здесь с исторической памятью. Память – это те самые камешки, из которых складывает современный художник свое произведение.

То, что лишено памяти, оно бесплотно.



===



Талия Стефаниду преподает новогреческий язык и греческую культуру для иностранных студентов Университета имени Аристотеля в Салониках, преподает историю искусств и основы эстетики для учителей начального и среднего образования, преподает и в профессиональных театральных школах танца и декоративно-прикладного искусства.

Кроме того она - преподаватель истории искусства и эстетики на факультете изящных искусств в Университете Сент- Этьена (Франция). С 1998 года преподает греческую литературу в Сорбонском университете.

Она является одним из учредителей Македонского Музея Современного Искусства в Салониках, членом AICA (Международной ассоциации искусствоведов).

Очень часто принимает участие в конференциях и семинарах по вопросам современного искусства и эстетики; читает лекции, организует выставки в сотрудничестве с музеями и галереями, имела своиавторские радио- и телепередачи..



С 1995 по 1998 занимала пост художественного директора - координатора организации «Культурная столица ЕС - Салоники 1997".



За 1-й биеннале современного искусства SMCA - "Heterotopias" была ответственна за доклад о греческих представителях художественного творчества.





София Прокопиду для журнала DESILLUSIONIST (МОСКВА)

Греция, Салоники, 2010

Τα μονοπάτια του μουσικοσυνθέτη Παντελή Παυλίδη στους αρχεγόνους ήχους



Μας ταξιδεύει με την λύρα του στη Μαύρη Θάλασσα και το Αιγαίο , με βάρκα την αρχαιοελληνική ποίηση. Είναι ένας δεξιοτέχνης αυτοδημιούργητος, λυράρης - συνθέτης και παίζει την αρχαία λίρα φτιαγμένη ακριβώς όπως την περιγράφει ο μύθος για τον Απόλλωνα το Θεό του Φωτός τον Ερμή.

Ο Λόγος για τον Παντελή Παυλίδη – έναν μουσικοσυνθέτη και επί πολλά χρόνια πραματευτής της λαϊκής αγοράς.

«Από μικρός ήξερα ότι θα είμαι μουσικός, μεγάλωσα με την γιαγιά και τον παππού στο χωριό Λευκώνα του νομού Σέρρες. Όταν στο γυμνάσιο διάβαζα αρχαία ελληνική λογοτεχνία, ένοιωθα πως με συνδέουν συναισθηματικά δεσμά με γλώσσα αυτή. Ίσως η μητρική μου γλώσσα- η ποντιακή -με ένωσε με τους προγόνους φιλοσόφους και Λυρικούς ποιητές και έτσι ποτέ δεν ένοιωσα ότι μας χωρίζουν τόσοι αιώνες» - λέει στο ΑΠΕ- ΜΠΕ ο Παντελής Παυλίδης.



«Όταν πουλούσα λαχανικά και φρούτα στις υπαίθριες αγορές και εξασφάλιζα αρκετά καλό εισόδημα για την οικογένεια μου, ταυτόχρονα είχα την ελευθερία να δημιουργώ, να μη σταματώ ποτέ να γραφώ μουσική και να την παρουσιάζω σε διάφορες συναυλίες και στα διεθνή φεστιβάλ».



Με τη μουσική του ταξίδευε σε πολλές χώρες της Ευρώπης, στην Αφρική, Ασία, Ιαπωνία. «Σε αυτές τις χώρες αγαπούν τον ήχο τον ελληνικό»- διευκρινίζει.



Δυο θεοί συνοδεύουν στη ζωή τον Παντελή Παυλίδη : Ο Ερμής και ο Απόλλωνας – το πνεύμα του ελεύθερου έμπορου και του μουσικού – λυρικού ποιητή, συνυπάρχουν αρμονικά στο είναι του.

Και ως απόδειξη ενός δυνατού δεσμού αυτών των δυο αντίθετων στοιχείων είναι και μια λύρα.

«Έκανα ολόκληρη μελέτη από μόνος μου. Η λύρα ήταν γνωστή στην Ελλάδα από την απώτερη αρχαιότητα. Σύμφωνα με τον μύθο ο Ερμής, έκλεψε τα βόδια που φύλαγε ο Απόλλωνας. Βλέποντας έξω από το σπήλαιο μια χελώνα, αφαίρεσε το όστρακό της και στερέωσε πάνω του χορδές από έντερο βοδιού• έτσι, κατασκεύασε τη λύρα. Όταν ο Απόλλων ανακάλυψε την κλοπή και παραπονέθηκε στον Δία, ο Ερμής πρόσφερε τη λύρα στον Απόλλωνα, ο οποίος μαγεύτηκε από τον ήχο της».



Για το μύθο αυτό ο Παντελής Παυλίδης έχει γράψει ένα μουσικό έργο το «Ήλιος – Δήλιος» και το όραμα του είναι μια μέρα να παρουσιαστεί το έργο αυτό στην γενέτειρα του Απόλλωνα την Δήλο.

Για τον Παντελή η λύρα είναι ένα μέσο δια του οποίου μπόρεσε να ανακαλύψει πρότυπα μουσικά μονοπάτια τα οποία τον οδήγησαν σε μια προσωπική δημιουργία.



«Προσπαθώ να αγγίξω τις ψυχές των ανθρώπων με ήχους που, έρχονται από την αιωνιότητα μέσο των προγόνων και τις συνδέω με συναισθηματικές αναμνήσεις»



Το πρώτο μουσικό έργο του «Ήχοι Αιώνων» ήταν η μελοποίηση της Μήδειας του Ευριπίδη - αναφορά στις αξέχαστες πατρίδες της Μαύρης Θάλασσας. «Ήθελα να επενδύσω μουσικά μια ιστορία από την αρχαιότητα που αναφέρεται και στον Πόντο. Το πώς ξεκίνησαν οι Έλληνες από δω, πως πέρασαν από το Βόσπορο και πήγαν στη Μαύρη Θάλασσα… είναι μια ιστορία που έχει επηρεάσει πολιτισμούς και κόσμους». Στο έργο αυτό αναφέρει τους φιλόσοφους που στιγμάτισαν τον σύγχρονο κόσμο.

Θάλασσα… ήλιος – φως- γη – όλα αυτά τα στοιχεία αποτελούν πηγή έμπνευσης για μένα. Η μουσική του Παντελή είναι τόσο φυσική σαν όλα αυτά α στοιχειά της φύσης, για αυτό είναι και κατανοητή από όλους που είχαν την ευκαιρία να την απολαύσουν.



«Είμαι Πόντιος και νιώθω περήφανος για την καταγωγή μου, αλλά ο αρχαίος ελληνικός πολιτισμός σημάδεψε την πορεία μου- στις δημιουργίες βρίσκω το νήμα αυτό που το επεκτείνουμε – θέλουμε – δεν θέλουμε – γιατί το νήμα αυτό κρατάει και την ψυχή μας, τις μνήμες μας» - λέει ο Παντελής Παυλίδης - αυτοδημιούργητος συνθέτης που μέσα από την τριβή του με πολλές μουσικές παραδόσεις κατάφερε να διαμορφώσει μια προσωπική μουσική συνείδηση, και να παραδώσει στο ευρύ κοινό τις κορυφαίες στιγμές του Αρχαίου Ελληνικού Λόγου (επιλεγμένα αποσπάσματα ) από διάφορα αρχεία, που μέσα στη ζώσα σιωπή τους και τη φωνή της λύρας, έφθασαν μέχρι τις μέρες μας και είναι για μας η μεγαλύτερη συγκίνηση της ψυχής.



«Ο Παντελής Παυλίδης δεν εκφράζει μόνο την διαχρονικότητα ενός αρχαίου πολιτισμού, αγγίζει τα νοητικά σχήματα που έδωσε ο Ελληνισμός στην ανθρωπότητα. Το παίξιμό του δεν είναι λαϊκό με την τετριμμένη και μειωτική έννοια που έχει προσδώσει η κοινωνία στον όρο αυτό. Έχει την θέρμη του απλού ανθρώπου, που παρά την ταπεινή του υπόσταση τολμά να αγγίξει το θείο , να κλέψει την φωτιά της παγκόσμιας μουσικής και να την χαρίσει στους βρωτούς.

Γι’ αυτόν το λόγο ο Παντελής Παυλίδης αγκαλιάζει με τα συνθέματά του όλη την οικουμένη. Αυτός είναι ο ρόλος του και σκοπός του» είπε για τον Παντελή ο Νίκος Λυγερός, Καθηγητής Πανεπιστημίου της Lyon Μαθηματικός, Ζωγράφος και ποιητής.



Άρχισε τη διαδρομή του με το μουσικό σχήμα «Πάνας» με το οποίο έπαιζε παραδοσιακά τραγούδια από όλη την Ελλάδα. Στη συνέχεια το μουσικό σχήμα «Μεσόγειος» και άλλα. Το 1998 δημιούργησε το σχήμα «Εύδουσιν» με το οποίο παρουσίασε έργα δικά του, όπως «Ήχοι Αιώνων», «Δέξαι με», «Ήχοι της Μαύρης Θάλασσας και του Αιγαίου», «Ήλιος», «Ήλιος – Δήλιος» τις συνθέσεις του και παίζει μουσικές της Μεσογείου σε συναυλίες, στην Ελλάδα και στο εξωτερικό. Γαλλία, Ισπανία, Γερμανία, Ιαπωνία, Κένυα, κ.α.

Το 2004 μαζί με τους μουσικούς Παναγιώτη Καπερνέκα, Αλίκη Μαρκαντωνάτου κ’ την Αρετή Μίγγου δημιούργησαν το μουσικό σχήμα «Γη και Θάλασσα» που χρησιμοποιεί και ακούσματα από την Ασία και Ινδία.

Σοφία Προκοπίδου

МАНДАРИНОВАЯ СТРАНА



МАНДАРИНОВАЯ СТРАНА

ПЬЕСА В ДВУХ ЧАСТЯХ



Автор София Прокопиду
Перевод с греческого 



Действующие лица

1.Ясон Муратидис – пятидесятилетний грек – импресарио. Ясон – понтийский (черноморский) грек, его предки вначале века бежали с территории Турции в Сухуми, позже в 1922 году его дед, выехал в Грецию на корабле, который прибыл за греками- беженцами. Ясон – был в рядах коммунистов Греции, за свои идеи он отсидел в тюрьме в период правления черных полковников.

После распада СССР, привозит в Грецию из Москвы балетные труппы, которые ему обходятся дешево. На этот раз он организовал гастроли в Греции ансамбля кавказских танцев из Сухуми.

Ясон женат, но ему нравится Анна, и в знак своего расположения к ней он пригласил ее на работу вместе с дочерью, чтобы девочка заодно провела летние каникулы.



2. Анна или Аня* Муратиди, тридцатипятилетняя репатриантка, гречанка из Сухуми. Она однофамилица Ясона, что послужило причиной их знакомства. Студенческие года Аня провела в Москве, в Сухуми работала биологом- исследователем в Обезьяньем Питомнике - Научно Исследовательского Института Патологической терапии Академии Наук СССР.

В Грецию репатриировала в начале в 1990 году со своей дочерью и родителями, в то время как ее муж остался в Сухуми, чтобы продать дом у моря. От него нет новостей уже два года. Анна не знает чему верить, кто-то ей передал, что муж ее еще перед войной погиб в столкновениях и «разборках», но в то же время до нее дошли слухи, о том, что находится в Москве с новой семьей...



3.Мария Филонова, пятидесятилетняя деловая русская женщина. Живет и работает импресарио в Москве.

4. Владимир, шестидесятилетний абхазец - художественный руководитель ансамбля Кавказского Танца.

5. Венианор, солист ансамбля, во втором действии - министр культуры Абхазии.

6. Анастасия, владелица небольшой гостиницы - пансиона на острове Крите.

7. Димарх - Мэр города (без имени), все его просто называют «мэр», по-гречески «Димархе».

8. Эллада или Эля, двенадцатилетняя дочь Анны (примечание автора: На Кавказе греки в знак вечной ностальгии по Греции часто давали своим дочерям имя Эллада, в самой же Греции это имя практически не использовалось).

Во втором действии Эллада уже 22летняя студентка Московской Консерватории.

9.Патер Николаос, сорокапятилетний англичанин, филэллин, ставший православным священником.

10. Георгий (появляется во втором действии), тридцатилетний иммигрант из Сухуми, живет и работает на Крите

11. Манана, еврейка, участница ансамбля.

12. Саса, абхазец, муж Мананы, танцор.

13. Тали, абхазка, танцовщица.

14. Гурам, грузин, танцор.

15. Леля, абхазка, танцовщица.

16. Первый Музыкант, даули.

17. Второй Музыкант, зурна.

18.Третий Музыкант, аккордеон.



ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Август 1992 года

Греция, остров Крит. Ансамбль Кавказского Танца, или как его в Греции называют «грузинский балет» из города Сухуми гастролирует по материковой и островной Греции в рамках ежегодного Летнего Фестиваля Искусств.



Действие первое

Сцена 1

Салон небольшой гостиницы- пансиона. Меблировка простая, дизайн говорит о хорошем вкусе хозяев. На стене висят картины – пейзажи острова и один меч - семейная реликвия, доставшаяся Анастасии от прадедов, участвовавших в национально освободительной революции от османской тирании 1821 года.



Входят Ясон, Анна и Владимир

Ясон. Капитан остался очень довольным, еще бы! Подобного представления он никогда не видел на своем корабле! (Анне) Переведи Владимиру, что его танцоры достойны многого! Звезды, великолепные профессионалы, и что важно, с ними можно работать, можно договориться. Браво, браво им! Вы знаете, что сорокаминутный концерт на палубе корабля нам принес хорошие дивиденды. Во первых заплатили за билеты на судно намного дешевле. А какую рекламу мы себе сделали – просто нет слов! Корабль переполнен туристами – все они на Крит едут и наши потенциальные зрители!

Анна. (Владимиру) Вы, наверное, уже догадались - Ясон выражает полное удовлетворение вашими танцорами. Замечательные танцы, такие зажигательные, в них столько силы, энергии, они так возвышают зрителей. А какие сложные! Греки просто потрясены представлением вашего коллектива на палубе!

Ясон. Это тебе не просто фольклор, это - балет. Не сравнить с нашими народными танцами: топ-топ-топ. (Показывает движения танца). Нет, все же не могу понять, как это ваши мужчины могут танцевать на кончиках пальцев ног!? Невероятно!

Владимир. Скажи Ясону, что мы готовы выдать всё.., ради того, чтобы нам завоевать симпатии греков.

Анна. Ясон, Владимир готов на всё, чтобы завоевать греческого зрителя.



Сцена 2

Появляется Анастасия

Анастасия. Ну, дорогие мои! Наконец-то! Уж наслышана о вашем импровизированном концерте на корабельной палубе! Весь морской порт гудит: «русские приехали на остров!»

Анна. Нет, они не русские, они с Кавказа…

Анастасия. (прерывает Анну) Какая разница! Все, кто из бывшего Советского Союза для нас, греков – русские.

Ладно, ладно, давайте поговорим о вашем пребывании у меня. Знайте, каждый, кто отдыхал в моем пансионе уезжает отсюда не туристом, а просто ... другом. Это значит, что все всегда сюда возвращаются.

Ясон. Не гостинца им нужна, а ты! Обаятельная, сладкая и просто красивая, а хозяйка какая! . Сколько лет тебя знаю, не меняешься (обнимает ее и целует ее крепко в рот, но по- дружески.)

Анастасия. (вырывается из его объятий) Прекрати дикий грек - понтиец. Ты не меняешься совсем, остаешься вулканом. А балет, что это такое? Новая мода? Хобби?



Ясон. Новый бизнес. Один из способов заработать деньги и не больше. Когда – то мечтал изменить мир, сделать его справедливым, так, чтобы не было бедных и богатых, чтобы искусство и культура главенствовали..., чтобы как говорил Платон, духовность стала бы мерилом человечности... Сегодня, как видишь, я продаю искусство, чтобы пополнить свои доходы.

Анастасия. Ладно тебе! Занимаешься тем, чем занимаются все … Не только ты – все мы стали другими! Деньги, деньги, деньги – они стали главной целью, и от этого никуда не деться. Кончилось время баррикад! Все в погоне за доходами... Но я все же стараюсь сопротивляться, насколько могу... Вот, занимаюсь общественными делами в городе. Это так, чтобы почувствовать себя нужной людям…

Ясон. Почувствовать себя нужной? Понятно… Так же и я хочу быть нужным и полезным, но не занимаюсь филантропией, а просто – на просто, стараюсь заработать больше денег. Знаешь, когда твой кошелек полон, становишься очень даже полезным и нужным человеком, просто необходимым человеком и очень даже любимым.



Сцена 3

Входят все на сцену. Разговаривают громко, Слышны даули и смех..



Ясон. Тихо- тихо, послушайте меня внимательно. Мы остаемся здесь на четыре дня. Проведем два концерта, и потом нас ждут на острове Лесбосе, в городе Митилини. Я вас очень прошу, используй с пользой эти дни, так, чтобы заодно и отдохнуть, больше у нас не будет такой возможности. Нас ждут ежедневные переезды. Новые острова, новые города, день через день – концерты...

Владимир. Как цыгане кочуем!

Анна. Ясон, Владимир говорит, что впервые за всю жизнь его ансамбль проводит такие трудные гастроли… Столько переездов, как цыгане меняют места …не успевают отдохнуть, они устают...

Ясон: Понятно, но объясни им, что это и есть обожаемая ими «Эллада», Греция… как они называют ее. В этой стране, объясни им, чтобы зарабатывать, надо иметь цыганскую прыткость, и терпение и безграничный оптимизм! Здесь как в таборе! Да и то не удачно сравнил: в таборе действуют строгие законы, а у нас ... да что там говорить!

Анастасия. Здесь недалеко море, пляж. Всего в ста метрах, но у нас есть и бассейн. Завтрак мы подаем с семи до десяти утра.. Не пропустите его! Оливки, оливковое масло, а также все виды варений и мармеладов – это моё производство...

Ясон: Анастасия, кроме концертов, которые мы проведем и отдыха, который ты нам предоставляешь, нам надо еще срочно провести крестины. Окрестим артистов - танцоров. Найди нам хорошего священника! Нужны также и крестные отцы и матери. Я, Анна, ты, если, конечно, хочешь.. Надо набрать еще трех-четырех крестных отцов. Надо пригласить местных депутатов, представителей местной власти, журналистов, телеканалы...

Анастасия. Ты собираешься крестить танцоров?! Они, что, разве не христиане?

Ясон. Да они сами не знают, кто они: христиане или мусульмане, атеисты ... Единственное, что они знают наверняка, что они - Абхазцы, и как я понял, этим очень гордятся.

Анастасия. Есть у меня один священник. Англичанин, друг хороший.

Анна. Англичанин, а православного священника у вас нет?

Анастасия. Он и есть православный. Когда-то был художником и хиппи.., много лет уже живет на острове... Но скажи, что же тебе взбрело в голову устраивать крестины во время гастролей. Но ты хотя бы их спросил, нравится ли им такая поспешность?

Анна. На острове Итаки, мы вошли в древнюю церковь, и тогда танцоры – абхазцы - признались, что мечтают покреститься в Греции…. Ясон сразу же подхватил их .. мечту.. и решил быстро воплотить ее в жизнь..

Ясон. И тогда я подумал - ты меня знаешь! - я никогда не сижу, сложа руки. Подумал, что крестины мы незаметно, а может быть даже очень заметно, превратим в очень хорошую рекламную компанию! Я им тут же обещал, что из Греции они уедут крещеными, теперь надо сдержать слово. (смеется)



Сцена 4

Входят на сцену еще два музыканта и начинают медленно играть лезгинку. Венианор выходит на сцену и танцует, но так, без настроения. К нему присоединяется Ясон, но его движения неуклюжи: видно, что лезгинка – не родной ему танец...



Ясон. (Владимиру, который ему хлопает) Берешь меня в ансамбль? Ну, как, получается?

В круг выходит Анна, она как истинная кавказская женщина - сухумчанка, танцует хорошо. Анна танцует танец девушки, которую добиваются два джигит: Ясон и Венианор.

Ясон бежит к стене и снимает кинжал – реликвию, и пытается в шутку с помощью оружия бороться за Анну с Венианором.

Анастасия. Ясон, Ясон! Умоляю, оставь кинжал! Он старинный, память от моего прапрадеда, еще со времен восстания...

Ясон. Успокойся, одним танцем не испорчу твою реликвию ! (Прекращает танцевать отдает кинжал в руки Анастасии)

Я думал, что он не настоящий. (Рассматривает кинжал в руках у Анастасии) Невероятно! Этим кинжалом твои предки отрубали головы туркам.. (Усаживается на стул) Сегодня нет необходимости в кинжалах… Одним взрывом можешь унести тысячи жизней..

(Смеется, вскакивает со стула) «Зито и элефтерия!» - Да здравствует свобода! (сникает) Твой кинжал, Анастасия, сегодня годится только для дизайна... Извини, если что-то не так сделал! (вновь начинает танцевать, напевая мелодию лезгинки, музыканты подхватывают его мелодию)



Сцена 5

Вбегает взбудораженная Мария

Мария. Браво, Ясон, браво! Очень хорошо, очень хорошо (хлопает в ладоши), а теперь пойдем, поговорим о «мани-мани» (показывает «деньги»), и побыстрей, хочу успеть и на море. Надо позагорать, хочу почернеть. Не простительно будет вернуться в Москву без загара. Ах, Греция! Как здесь дышится хорошо и легко!

Ясон. Дорогая моя, сударыня моя, сюда вы не загорать приехали, а работать! «Карьёла», ты мне глазки не строй! (зрителям) К счастью не понимает. (Ане) надеюсь, ты не переводишь ей всё, что говорю.

Мария: Что Ясон говорит? Не понимаю слова «кар-ё-ла» (примечание: в переводе с греческого: легкая женщина). Красиво звучит. Это, что такое?

Ясон. На греческом, это слово означает, что ты – еще сладкая женщина, но.. я для тебя слишком стар! (смеется!). Ладно, пойдем, рассчитаемся, отдам тебе любимые твои доллары. (Уходят в обнимку)



Сцена 6

Появляется Эллада

Анна. Весь мир только о деньгах мечтает. Самая большая любовь и страсть – деньги, много денег! Раньше нас как бы это и не интересовало... ну не очень. А теперь и я...ну вот постоянно думаю о деньгах..



Владимир. Деньги – это хорошо! Но не всегда.

Анна. Знаю, стыдно думать о деньгах. Не в них счастье. Но почему же все мы только о них и думаем? И как их хочется!

Эллада. Мам, а когда у нас будет много денег, купишь мне пианино, ты ведь обещала!

Анна. Ты знаешь, как я стараюсь зарабатывать. Как только накоплю, купим пианино. Обязательно!

(Неожиданно вспоминает что-то, Владимиру) Ах, да, совсем забыла, нас димарх, то есть – мэр, приглашает на ужин. Весь коллектив приглашает.

Владимир. Отлично, пообщаемся с местным руководством.

Анна. Да, но у Ясона есть... маленькая просьба к вам. Даже не знаю, как это сказать, но он очень, очень просит вас выступить на приеме. Два-три танца всего...

Владимир. (меняется в лице) Аничка, мы ведь артисты – профессионалы! Мы не танцуем в ресторанах! Пойми, мы танцевали на лучших сценах, в Париже, Нью- Йорке, Лондоне.. во всем мире! Танцевали в лучших залах мира в том числе, передай Ясону и в театре Ирода в Афинах! И никогда мы не попрошайничали!

(Но неожиданно поникает, понижает возвышенный тон) Ну ладно, хорошо, выполним просьбу Ясона. У него есть доллары, а мы в них очень нуждаемся. Боже! Что стало с нами, с нашей страной?! Нас оставили на перепутье, и я не вижу горизонта, все в тумане...

Анна. (обнимает Владимира). Спасибо тебе (целует его в щеку). Знаю ваш профессионализм, вашу историю. И Ясон знает, что вы лучшие в мире, но пойми, он хочет удовлетворить мэра, который нам оплачивает проживание. Понимаешь?!

Владимир. Понимаю... Ты мне – я тебе... Известная формула жизни. И у нас так на Кавказе. Но знаешь, раньше были понятия, было уважение, а сегодня все идет с молотка!

Анна. (меняет тему разговора) Владимир, ты ведь весь мир повидал, столько стран! И где же тебе понравилось больше всего?

Владимир. Везде хорошо. Когда в командировке, путешествуешь, всё везде тебе кажется все удивительным. Везде люди очень отзывчивы. Вот у нас говорят, что самые гостеприимные – это кавказцы. Миф, придуманный нами же, кавказцами... После стольких поездок, могу его оспорить, люди везде гостеприимны, достаточно самому быть человеком с открытым сердцем.



Анна. Вас везде ждали, вы были такими востребованными! Знаю, что кавказские танцы настолько динамичны и одновременно романтичны, что ваши концерты оставляли ну просто такое впечатление, такое...! (Приближается к краю сцены) В ваших танцах как в жизни есть всё: борьба, схватка, любовь, нежность...



Сцена 7

(Возвращается Ясон)

Ясон. Владимир, докладываю: Мария получила гонорар, и сцена полностью готова. Все сделали, как ты просил, теперь танцоры не сломают себе ноги. (Анне) Ты спросила его, есть у них другие проблемы? Завтра вечером на приеме мы должны всех поразить. Будет мэр со своей командой - весь муниципальный совет.. Пусть знают, что Ясон не привозит им на гастроли кого попало!

А вы что тут, о чем говорили?

Анна. Да так, спросила Владимира, в какой стране ему больше всего понравилось.

Ясон. Ну что же он тебе ответил? Уверен, сказал: в Греции! Всем по сердцу наша маленькая старушка - страна!

Владимир. Греция – это прекрасная страна! Она как наша Абхазия: здесь море, солнце, горы, мандарины!..

Анна. Мандарины! У нас в саду они такие сладкие были и без косточек!



Действие второе

Сцена 1

Салон гостиницы. Звучит греческая музыка – стиль «рембетика». За объединенными столами все сидят рядом друг с другом. Анастасия танцует танец «зеибекико».

Ясон. (Владимиру) Как времена изменились. Знаешь, что этот танец был чисто мужским, но как видишь, сегодня он стал любимым танцем женщин. И они неплохо его танцуют!

Вы - кавказцы - пока еще остаетесь преданные традициям. Мужчины остаются мужчинами… с кинжалами в поясе…

Мэр. И у нас есть герои. Настоящие мужчины.. Око за око. Но мне об этом лучше не упоминать. (говорит в полголоса Ясону). Три недели тому назад в соседнем селе, в тридцати километрах отсюда, наши парни вытащили оружие. Защищали свою честь. Один убит наповал, другой в – тюрьме. У нас на Крите никогда не прекратятся вендетты. Неискоренимая традиция. А ведь уже в 21-ом веке живем! (выпивает «раки»)

Ясон. Ваши вендетты это, баловство в сравнении с теми, которые ожидаются в мире. (Владимиру) Вы – кавказцы – гордые люди, а вот мы стали продажными...

Владимир. (любуется танцем Анны) Аня прекрасно танцует! Молодец!

Ясон. Вижу, тебе нравится. Но ведь в твоем ансамбле с сорока танцорами, женщин всего десять, и все они танцуют как невесты, уж очень скромно!

Мэр. (поднимает рюмку) (говорит на греческом «Айде, стин игия сас ! ( На здоровье!) «На имастэ кала оли!» (Пусть будет всем хорошо!)

(Продолжает на русском) Давайте выбросим в море пистолеты и кинжалы, пусть наступит мир в наших душах и во всем мире!

Владимир. Отличная раки, как наша..., «чача» называется…

Мэр. Мы здесь, на острове, живем открыто и свободно, любим и уважаем друзей, хорошее вино, любим раки и женщин!

Владимир. И мы на Кавказе то же самое любим. За друга готовы и жизнь отдать. Друг – это самое главное.

Манана. Греция – красивая страна, Я здесь как дома, могла бы и остаться ... Все тоже самое, только вот у вас больше апельсиновых рощ, а у нас больше мандариновых садов.

Анна. Наши мандарины украшали столы домов всего Советского Союза. Ясон, ты знаешь, что в Абхазии многие жители торговали мандаринами. Это был наш товар, наше богатство. Мой отец возил мандарины на Украину, на Север, в Москву…(смеется).

Нигде во всей стране не росли цитрусовые деревья, только у нас! Такие сочные – сладкие мандарины!



(Во время разговора трио музыкантов начинают грузинскую балладу)



Владимир. Да были времена, продавали и наш воздух, такой чистый и ароматный, наше жаркое, но ласковое солнце, наше море...



Анна. В Москве я проучилась в институте пять лет благодаря нашим мандаринам. Отец под новый год привозил тонну мандаринов, продавал на базаре, и часть вырученных денег отдавал мне на учебу.



Ясон. Да что там говорить, ваше искусство – это тоже отличный товар! (внимательно слушает музыкантов) Отличная баллада!



Анна. В стране мандаринов жили…, но сегодня меня совсем не тянет на мандарины, почему – то стали вызывать аллергию.



Эллада. Мам, лучше сказать в «мандариновой стране». Напоминает сказку...

Ясон. (обнимает Анну) Эллада, твоя мать любит помечтать. Я даже беспокоюсь, о том, как вы будете жить дальше.

Мэр. (несколько опьяненный как от раки, как и от дружественной обстановки, музыки) Не знаю, когда прекратятся вендетты на нашем острове. Живем еще в диком прошлом, никакого прогресса! Человек не хочет меняться… Ну и путь! Как ему будет угодно! А мы ведь только можем факты подтверждать, по – рас- суждать... а изменить что-либо, это нам не под силу!

(Все громче слышна баллада, песня заполняет пространство как в душах героев, так и в зрительном зале)



Действие третье

15 августа 1992. В Греции государственный православный праздник Успение Богородицы, а 14 августа в Абхазии началась война...



Сцена 1

На сцене Владимир, Ясон и Анна. Входит Манана.



Манана. (Анне) Аня, там - Мария плачет. С раннего утра, как ребенок, не могу ее успокоить. Слезы текут рекой, спрашиваю, в чем дело, не говорит….

Анна. Ну, конечно, схожу, посмотрю, в чем дело (выходит).

Владимир. Мария – сильный человек, свой парень, мы знакомы с ней много лет. Она не плачет без причины. Что-то серьезное произошло! (уходит и он).

Ясон. Что случилась с нашей русской дамой? Вчера хохотала до слез, анекдоты рассказывала, выпила раки, правда, не в меру. Да у нее нет никаких проблем, она - крепкий орешек! Но надо сходить, узнать, в чем дело (уходит).

Сцена 2

Возвращаются Мария и Анна. Анна идет к бару и открывает бутылку вина.

Мария. Извини, но мне надо выпить, расслабиться, что - ли.. Не знаю, что и сказать, с кем поговорить. Утром проснулась рано, и неожиданно стала реветь. Представляешь, вся подушка – мокрая от слез. Если спросишь, что приснилось – не помню, о чем подумала – не знаю. В голове пусто, никаких мыслей и обид, но столько слез, столько слез, сама себе удивляюсь. Никогда так не плакала!

Анна. Слезы, говорила мне бабушка – это злость, извини, конечно …Или обида, собранная в душе годами... Поплакать – значит освободиться от всего этого... негативного.

Мария. Аня, ты - хороший человек, поэтому хочу, чтобы мы посидели так, вдвоем, без всех этих танцоров - артистов! Ты говоришь – это обида.. Это так и есть - всю жизнь обиженная была, но не показывала никому- держалась геройски! А сегодня я уже больше не обижаюсь, но и не люблю никого. Даже внучка, Танюша – такая девочка славная! - А мне как бы и не в радость. Могу видеть, но могу и не видеть, не скучаю совсем!



Анна. Мария, может быть, тебя обидел кто- либо из ансамбля?



Мария. Да что ты! Кавказцы - большие дипломаты, зачем им меня, ту, которая им предоставила работу, обижать. Нет, нет у нас нормальные дружественные отношения.

С таким кризисом в стране, безработицей, мне они готовы руки целовать, а не то, чтобы обидеть..(Выпивает залпом фужер вина, начинает реветь)

Все кончено. Я уже не человек, а кошелек, только и думаю о том, как пополнится долларами! Все ради них, всё! Помнишь наши рубли? Были они такие маленькие, серенькие, мы относились к ним с презрением.., такими духовными представлялись, говорили, мол, нас деньги не интересуют. На самом деле нас просто нас не интересовали эти деньги - рублишки, не имеющие ценность…

Моя зарплата сегодня уходит на помаду, и на два – три выхода в кофе с подружками.. (Встает и начинает ходить по сцене).

Господину доллару - кланяемся до пола (Делает низкий поклон, смеется). Ты знаешь, когда мне Ясон вчера давал задаток, дал мне доллары в руки, сердце мое залилось таким сладким, таким нежным, я бы сказала даже – эротическим -, ну еще... не могут больше подобрать слов... таким вот теплом. Мне стало так хорошо! Мне было счастливо! (Начинает реветь) Стыдно подумать! Стыдно сказать кому, но ведь эта сущая правда!

(Наливает вина) Ты не пьешь совсем, а я вот - второй фужер. Но не подумай, я не алкоголичка, хотя могу выдержать любую попойку. Просто даже и не знаю, что со мной случилось сегодня. Как будто умерла, и присутствую на своих же похоронах... Знаешь, мой муж – он режиссер, скорее всего – был режиссером. Сейчас внучку нянчит. Рассказывает ей пьесы вместо сказок. Я вообще-то не о том. Он всю нашу жизнь разъезжал по стране, все время отсутствовал, по пять- шесть месяцев. Владивосток, Магадан, Астрахань, Одесса, Тюмень. Режиссер – постановщик. И каждый раз - влюблялся!

Ты пойми, не просто – увлекался, а... влюблялся, то есть изгонял меня из своего сердца, и на мое место ставил другую! И каждый раз мне об этот сообщал письменно, а иногда и живьем, глядя прямо мне в глаза, и прося всегда только одного, самого простого - человечного понимания, а значит и прощения.. Марк – так его звали, был коренным москвичом. Породистым евреем, а я ведь простая деревенская русская девушка из сибирской глубинки...

Мы познакомились, это когда я приехала в столицу искать свою судьбу... Влюбились ... . Это было что-то такое! Но такие мы разные – он - студент престижного театрального института, а я - бухгалтерской школы. Он - творческий человек, а я простая бухгалтерша. Поженились, и родилась у нас дочь.

Мне тогда было всего двадцать четыре, когда я осталась в Москве одна с ребенком, а Марк уехал куда-то на Урал ставить «Бесов» Достоевского. Через два месяца прислал письмо, в котором писал, что влюблен в актрису, исполняющую главную роль, и просит понять его и... простить. Нет-нет он никогда не просил развода. Просил только понимания и прощения.... (рыдает)

Я тогда не знала, куда деться. В Москве у меня никого не было. Как меняются времена и ситуации! Тогда, в сущности, я была одна среди чужих, но не чувствовала себя столь одинокой, как сегодня, когда у меня сотни друзей и знакомых в столице. Я не смогла его оставить, да куда, собственно, мне было уходить с ребенком на руках? А когда он вернулся, упал к моим ногам, плакал. Даже и не повернулся посмотреть на дочку, которая уже начала говорить первые слова. Неделю не отпускал меня из своих объятий, и говорил, говорил, как... любит меня (плачет).

И потом, спустя два года, когда история повторилась, в другом городе – в Сыктывкаре, с другой актрисой, исполнявшей главную роль, вот тогда подумала, что не выдержу. В конце – концов, ...опять выдержала... Сценарий был тот же.

Анна. Этот город с таким смешным названием – Сык-тыв-кар, я чуть было не посетила его однажды. У нас в Сухуми каждый год отдыхали четыре подруги, они были из этого города, и каждый раз приглашали к себе в гости. Два года тому назад собралась поехать к ним на Новый год, но не получилось, в этот год мы собирались в иммиграцию...

Мария. Я его опять приняла, выразила полное понимание... Простила. Знаешь, для меня многие города ассоциируют с катаклизмами моей семейной жизни. Сегодня, часто, когда ссоримся, я ему напоминаю его любимых женщин по именам городов: Одесса, Астрахань, Сыктывкар.. Он обижается, но ничего не говорит, а что ему сказать, он как мужчина кончился. Недееспособный режиссер, недееспособный муж, но зато хороший дедушка. Только дедушка ... Такая пустая недееспособная жизнь...

Анна. Мария, не расстраивайся. Все изменится к лучшему, вот увидишь.

Мария. Да, но вот я тебе не рассказала, что потом неожиданно стала и я ... влюбляться. Знаешь, а ведь у меня было много любовников. Разных. Умных, влиятельных.. талантливых, но и толстых, глупых и бездарных.. (смеется).



Мой Марк теперь уже не ставит пьесы, о нем просто забыли. Месяц тому назад хотел подзаработать денег и продать все наши сбережения – десять тысяч долларов. Но он их потерял в одно мгновение. А мы ведь копили их на квартиру. Десять тысяч – это одна двухкомнатная квартира в Москве, и в неплохом районе. (Истерически смеется) Наш покупатель был обыкновенным мошенником. Банальным аферистом, он вместо рублей, положил ему в портфель аккуратно вырезанные газетные бумажки ... Марк никак не хотел верить в произошедшее, это был кошмарный сон наяву, он все пялился в портфель с кучей бумажек, а я боялась, как бы с ним не случился бы разрыв сердца.. Десять тысяч долларов собранных один в один!... (плачет).

Анна. Хочешь, пойдем в церковь, тут - рядом, свечку поставим. Сегодня в Греции большой праздник – День Панагии - матери Божьей.. Сегодня все идут в церковь. Это очень большой праздник – пятнадцатиавгустовский.

Мария. Нет, нет. В церковь я не хочу. Это у вас большой праздник, а у нас потом будет по старому стилю...

Анна. Да, но у тебя и имя - Мария! Сегодня - твой день! Это твой праздник. «Хроня Полла, Мария» - это так у нас говорят...Долгих лет тебе, Мария!

Мария. Праздник, а я вот все плачу с утра, и остановить слезы не могу.

Анна. А это Панагия тебе освобождает от обид. У тебя столько их накопилось!

Мария. Да, я знаю, что грешная, но не тянет меня в церковь, прости... ну просто ноги не идут туда.. Вот, когда будем крестить танцоров, вот тогда и свечку поставлю, попрошу Панагию о милостыни...



Сцена 2

Входят шумно все на сцену



Тали. Аня! Война, у нас война началась!!!

Анна. Какая война!? Где? Что случилось?

Венианор. Вчера группа грузинских военных перешла Ингурский мост. В Сухуми ведутся уличные бои...

Тали. Ардзинба объявил мобилизацию всех абхазцев.

Венианор. Наконец - то! Вон она - война с Грузией! Я так и знал, без войны не обойдется. Нам надо срочно возвращаться, надо брать оружие! Конец гастролям! Да будет свободна Абхазия от Грузии!



Манана. Вайме, вайме! Я не верю. Господи не допусти до зла!

Венианор. У меня там мама, братья. Мы должны срочно вернуться.

Манана. Не только у тебя есть мать. Подумай о моих детях, которые стали мишенью для двух враждующих сторон.

Леля. (Анне) У нее муж – абхазец, она же сама грузинка. Это ужасно, нас постигла беда!

Все. Ясон! А где Ясон? Владимир! Где Владимир?



Сцена 3

Входят Ясон и Владимир



Ясон. Я не понимаю, почему ты не хочешь третьего концерта в Ираклине, ведь я заплачу, заработаете больше долларов!

Владимир. Да все понятно, деньги это хорошо, но все устанут, чтобы принять такое решение, я должен спросить танцоров.. (Смотрит на присутствующих и понимает, что-то произошло)

Хочу спросить вас, хотите ли вы поработать и в городе Ираклине, это будет дополнительный концерт, но деньги получите как за...

Венианор. Большое представление уже началось, Владимир, и мы не знаем, когда оно закончится, и даже не знаем, что это будет по жанру: драма или трагедия.

Манана. Вайме! (бежит к Владимиру, обнимает его). У нас война, что нам делать?!

Владимир (Анне). Скажи Ясону, что я должен срочно связаться с Сухуми и Москвой (уходит).

Венианор. Сухуми не отвечает, грузинский десант окружил город, и они рядом с российской границей, у реки Псоо. Полчаса тому назад разговаривал, но недолго... уже потом нельзя было поймать линию. Мой брат мобилизовался в абхазскую армию, надо и мне уезжать.



Ясон. Уезжать? И кто вам сказал, что ситуация настолько серьезная? Это, возможно, маленькое столкновение, взрыв .. уже завтра все уляжется и встанет на свои места.

Венианор. Ничего не уляжется. Этого мы ждали годы. Никогда у нас не было хороших отношений с грузинами. Никогда. Они нас просто не любили (смотрит на Манану). Прости, это не о тебе, ты знаешь, как тебя люблю и уважаю!

Манана. Почему это меня не касается? Я – грузинская еврейка и очень этим горжусь. Саша – абхазец, и никто, ни мои – ни его сторона не хотели нашей свадьбы. Никто! Даже детей наших не воспринимают как истинных внуков. С кем нам идти, на чью сторону вставать, А детям нашим с кем быть?!

Ясон. Анастасия, что говорят в греческих новостях?

Анастасия. Наши представляют всё случившееся, как очень серьезную ситуацию, возможно с плохим концом и большими жертвами.

Ясон. Но и здесь мы не развлекаемся, работаем. Анна, передай всем, что до тех пор пока не получим официальную информацию о положении в Сухуми, мы не станем принимать решение о прекращении гастролей.



Возвращается задумчивый и расстроенный Владимир.



Владимир. Мой друг в Москве не может найти сына, который вместе со своими друзьями отдыхал в родном их селе, в Очамчире. Телефон в их доме не отвечает, никто не поднимает трубку целый день, он очень боится, как бы ничего страшного не случилось...

Манана. Вайме, вайме! Мои дети там, что с ними будет?! (Рыдает, хватает то Владимира, то Ясона и умоляет их) Не надо больше выступать, уедем по домам, там - дети. Я боюсь! Саша, ну я тебя прошу, ты ведь мужчина, скажи им, что так надо! Я тебя умоляю!



Сцена 4

Анна и Ясон



Ясон. Анна, надо что-то сделать, так чтобы успокоить всех.

Анна. Как мне их успокоить, это не в моих силах, я ведь здесь просто переводчица.

Ясон. Ах, Анна, ты такая беспомощная! Связался же! Ты ведь их знаешь лучше меня, найди слова, подход, скажи им что-нибудь. Путь даже и не надеются, что я соглашусь прервать гастроли! Нас ждут на семи островах Греции... Ну, объясни им, наконец, что это в их же интересах. До конца августа завершим концерты, получат они свои доллары, заодно останутся в живых и поедут домой с полными карманами. Деньги сильнее оружия. Им будет, с чем возвращаться домой.



Анна. Я постараюсь.

Ясон. Скажи мне, много греков жило в Сухуми?

Анна: Много. Мы уехали, успели. Отец мой чувствовал, что будет война. «В воздухе пахнет войной», - так и говорил. Вот уже три года, как в Абхазии было сильное напряжение, все разваливалось... Надо успеть выехать – говорил, потому что настанет момент, когда отсюда все будут бежать в лучшем случае с одним чемоданом в руке. А бабушка советовала, подождать корабль из Эллады... Она еще помнит тот первый корабль: в 22-м году ее родители ждали корабль из Греции, чтобы он их забрал в Элладу... Но когда корабль прибыл, они не смогли уехать на нем, не было денег заплатить. Прошло шестьдесят лет, и она все еще ждала корабль, чтобы он увез в Грецию.



Издалека слышится меланхоличная кавказская мелодия из дудука.



Ясон. Вот, слышишь, играют, значит, все хорошо, успокоились. Наверное, Мария с ними поговорила. Она не потеряет возможность заработать денег... А ты знаешь, что мои предки тоже из Сухуми, но они успели в 22-м году выехать на том корабле. Дед мой - Савелий Муратиди - был торговцем табака, у него были золотые рубли. Богатым греком был.. . Они оставили все: дома, магазины, земли и уехали на землю обетованную!

А здесь в Греции все было так плохо! Беженцы, беднота, голод. В Сухуми мой дед содержал учителей для своих детей. Моя мать учила французский, и играла на пианино. Он был скромным меценатом - содержал вместе с другими видными греками греческий театр. Видимо от него я перенял любовь к искусству ... и к деньгам. В Сухуми все его звали «господин Савелий Эвстафьевич Муратиди», а в Греции он стал бедным иммигрантом – понтийцем...

На прогулку по сухумскому бульвару он выходил в костюме... с бабочкой, там он засиживался с друзьями в греческих кафениях, обсуждая разные события, но больше философски рассуждая о жизни.. Все они могли истинно наслаждаться жизнью!

Любитель шампанского и женщин, он был еще и большим гулякой! И тут я похож на него! А чего же он достиг в Греции? На Родине? Денег не стало, и уже больше он не поднимал высоко головы, стал никем и ничем... Я – единственный из всей семьи, кто поднялся и приобрел относительное состояние...

Анна. Но не забывай, если бы твой дед остался бы в Сухуми, то не жил бы лучше. В 43-м и 49-м годах всех греков собрали в вагоны и выслали в Сибирь или в Азию, других репрессировали... Греков сажали в тюрьмы, расстреливали ... Отправляли в Гулаг.

Ясон. Слышал про тюрьмы, но мне не верится. Я ведь коммунист, и считаю, что все, что не делали в СССР, было оправдано исторической необходимостью. А люди.., они надумали историй... СССР был страной справедливой. Меня так воспитала меня моя партия. Но, признаюсь, сегодня я уже не совсем коммунист, а больше капиталист, хотя по прежнему плачу взносы в партию и еще отчисляю регулярно определенные суммы... и, естественно, голосую только за «Ку-Ку-э» - за Коммунистическую Партию Греции!



Анна. Моего деда по маме в тюрьме расстреляли в 37-м году. Причина была одна: он был греком и открыто верил в Бога, а не в Сталина. Ну и паспорт у него еще было греческий, никак не принимал советского гражданства... Так, многие умерли в тюрьмах, а те, кто выжил...

Знаешь, мой отец тогда был семилетним мальчиком, и радовался, ну очень радовался тому, что с солдатами на грузовике поедет далеко от дома. Для сборов им дали срок 24 часа. Выселяли в северный Казахстан. И это было его первое путешествие в жизни. Все плакали, его мать – мая бабушка - рыдала, а потом стала разбивать оконные стекла дома, чтобы никто не поселился в нем. Это он помнит хорошо, и мне рассказывал, как стекла вдребезги падали на землю, и возбуждали в нем восторг, что он бегал вокруг дома и кричал от радости: «Солдаты нас повезут далеко на поезде, солдаты к нам пришли!». Пока не получил оплеуху от матери... На этот раз рука матери ему показалась намного тяжелей, от боли и обиды, он начал рыдать, давиться от обиды слезами. Но мама его не приласкала, как это делала обычно. Она яростно продолжала развить стекла. Потом побежала в загон и безжалостно зарубила поросенка – мяса на дорогу... Обычно маленький Яннис прятался, когда забивали животных, ему всегда было жалко их ... и даже кур, которых резали на мясо. Но на этот раз он не спрятался, смотрел на убиение поросенка, на то, как засаливали мясо и сало, и стал еще больше реветь пока не охрип. Ему казалась, что теперь он рыдает от боли и жалости к поросенку, но спустя годы, вспоминая этот эпизод, понял, что заранее проплакал всё то трагическое, что с ним произошло потом... И когда ему было трудно и больно, он уже никогда не плакал, а только собирался с силами...

Многие наши родственники остались в Сухуми, что они делают сейчас?..



Ясон. А ты за кого? За абхазцев или за грузин?

Анна. Не знаю. У каждого своя правда... Как хорошо, что меня там сейчас нет, и не надо мне стоять перед выбором. Что сейчас делают наши соседи – грузины и абхазцы?

(Ясно обнимает Анну)

Ясон. Все будет хорошо. Посмотри мне в глаза. Мы с тобой не родственники, но у нас одна и та же фамилия. Мы однофамильцы, а это значит, что у нас много общего. (Переходит на тон ниже) Ты для меня означаешь многое. С первого момента, когда тебя увидел. (Анна освобождает себя от его объятия). Понимаю. Делаешь вид, что не замечаешь моих чувств. Тебе решать!



Анна. Помнишь, когда первый раз позвонила тебе после нашего знакомства? Тогда, когда ты рекомендовать меня своему другу, который искал домработницу? Тогда ты говорил со мной очень нежно. Говорил «да, дорогая моя, девочка моя, сердечко мое, сладкая моя, малышка...Помню я просто остолбенела, подумала, ну вот греческий пылкий любовник, не успел познакомиться со мной и так выражается... нежно и эротически и... Понимаешь, со мной никогда в жизни никто так не разговаривал. Только бабушка... Я тогда подумала: влюбился! (смеется). Признаюсь, мне было и так приятно... хотя ты мне показался ... ну как тебе это сказать, взрослым для меня, да и вообще не было у меня в голове таких планов – я только работу искала и больше ничего!



Ясон. Нет, конечно, я тогда точно не был влюблен в тебя. Разве только мне тебя было очень жалко. А нежные слова мы здесь в Греции говорим постоянно – такие уж мы сердечные – этого у нас не отнять. И даже, когда скандалим, друг с другом, употребляем нежные обращения...например, «мой дорогой, да иди ты...» ну понимаешь ... Но и материмся тоже сильно, но этих слов ты пока не знаешь, выучишь, если понадобиться... (подходит к ней близко). А вот потом, когда с тобой столкнулся... и познакомился поближе. Стал думать о тебе часто, мне кажется, что я ... влюблен в тебя, и сильно ....

Анна. (перебивая Ясона). Мне надо к бассейну пойти, все там собрались, Может быть, дозвонились к своим.. Новости по телевизору надо послушать ... Господи, не могу еще поверить, что слово «война» имеет ко мне теперь прямое отношение... Ведь это было слово из книжек, из литературы, из школьной истории, или из новостей, которые передавались из далеких стран, и никогда не имело ко мне и моей жизни никакого отношения...



ДЕЙСТВИЕ 4

Сцена 1



Церковь, где все украшено для крестин. В середине - крещальная купель или колимвитра .

Появляются Анастасия, отец Николас и Эллада.

Анастасия. Отец Николаос, все готово, крестные отцы, кресты, подарки, хитоны....В хитонах они, как ангелы, они полны веры и надежды, я вижу по глазам, хотя и страха и беспокойства полно в их взглядах, боятся, конечно, нет - не крестин... войны.



О. Николаос (Анастасии,говорит с английским акцентом). Ты всегда была идеальна в организации любых мероприятий... Эти люди, они совсем не говорят по – гречески? А мы их спросили, хотят ли они на самом деле стать православными христианами?

Эллада. Спросили, да, я переводила Ясона. Они сказали, что, как никогда хотят креститься сейчас. Особенно когда на их родине война. Они сказали, что верят в Бога. Говорят, что война может стать затяжной, и они должны быть готовы ко всему... У них там кровь льется, люди погибают, убегают , кому это удается. Мы в новостях с мамой слышали, что на корабле вывезли русских из Сухуми, там много и греков.... Ведь Сухуми – это древнегреческий город Диоскуриада..

О. Никола. Эти крестины для меня многое напоминают. И я тоже был, когда-то простым человеком, и даже не христианином, просто жил, думал, что верю и люблю, но это был обман – я был хиппи... И вот, когда приехал на остров Крит, что-то во мне изменилось... Так из англичанина – хиппи я стал, правда, не сразу – священником.

Особое событие для меня сегодняшние крестины. Братьев из такой далекой страны... как ее называет твоя мама... Мандариновая страна.. (улыбается) Абхазия... как красивое женское имя. Хотелось бы мне посетить эту страну...



Анастасия. Прекрасная идея, давай, организуем группу. Слышала, что у них там великолепные места прекрасные набережные, Черное море. Хорошее вино и гостеприимство, такое же, как у нас: гость - главный человек в доме! И в Москву поедем! Всю жизнь мечтаю посетить Москву, все никак не получалось...

Эллада. Я тоже хочу в Москву! Мама мне так много рассказывала о столице… и все обещала, что повезет меня туда на новый Год. Она мне обещала показать и ее любимые места в Москве…

Все некогда было: летом – отдыхающих принимала в нашем доме, а зимой – мандарины собирали, и отец продавал их в Москве, но никогда он не захотел взять меня с собой…

Сейчас в Греции мы еще дальше от Москвы, и уже, наверное, никогда я не увижу Кремль…

Сцена 2

Появляется Анна, вместе с ней танцоры и музыканты, одетые в хитоны, в руках – по одной свечки. Они на самом деле, как ангелы....

Анна. Куда нам встать?

Анастасия. Здесь все вокруг колимвитры ......

Анна. Анастасия, объясни людям, как они должны себя вести и что делать.

Анастасия. После крещения человек становится православным... Обряд состоит в погружении в воду, иногда обливают водой только голову, но вас будут погружать в калимвитру, поэтому вы и переоделись в чистые хитоны, при этом будет произноситься молитва и обязательно слова: «Крестится во имя Отца, Сына и Святого Духа» ....



Сцена 3

Слышится византийская музыка – псалмы. Появляются крестные: Ясон, Мэр города, вместе с ними и все остальные.



Мэр. Надеюсь, вам не помешают телекамеры и журналисты, ведь так мы договорились? Муниципалитет взял на себя все расходы по крестинам, и об этом надо обязательно рассказать общественности. Завтра все газеты будут пестрить заголовками: «В то время как в Абхазии началась война, в Греции крестятся участники народного ансамбля ... Ну, что-то в таком роде.. Отличная тема! Мы – православные христиане, и наши гости стремятся прийти в лоно православия (смотрит на Ясона), ну это я так, пошутил, но не так уж далек от истины, (оборачивается к Анне) - не так ли Анна? Ах да, после крестин мы организовываем вечеринку в таверне на площади. Погуляем, отметим событие! И еще, Анна, переведи им, что на городском совете мы решили собрать гуманитарную помощь и послать в Сухуми, и ты (к Анне), должна обязательно помочь нам в этом.

Ясон. Браво! (Анастасии) У вас не просто мэр, а настоящий хозяин!

Мэр. Да ладно вам, ничего такого мы и не делаем. Нам, грекам, нравится помогать другим и, главное делать это бескорыстно! Не так, как это некоторые... сильные мира сего, пошлют страдающему народу помощь, ну уж потом этому народу годами надо за это расплачиваться и душой и телом.. К сожалению, моя должность не позволяет мне продолжить этот разговор по совести....

Повышается звук голос псалмы, но в то же время псалмы перебиваются издалека звучащей кавказской мелодией ... зурны...

О. Николаос. «Крестится во имя Отца, Сына и Святого Духа» .... Амин...

Псалмы совсем уже не слышно, она заглушается кавказской мелодией. Сцена крещения исчезает ... и на экране появляется кавказский танец с кинжалами...

(Иногда во время этого танца искры, исходящие от соприкосновения кинжалов, попадают в глаз. И это очень опасно для танцоров).



СЦЕНА 5

Явление 1

Венианор с перевязанным глазом и Анна



Венианор. (хватается за больной глаз) Надо срочно что-то предпринять, вылечится, иначе как я – раненый – выйду на сцену...

Анна. Ясон сказал, что только ты должен исполнить сольный номер, и что перестановки невозможны. Ты, как единственный солист...

Венианор. Знаю. Но какие-то вещи нельзя изменить. Я ведь не специально ранил себя. Это довольно таки частые травмы в танце с ножами.

Анна. На сцене как на войне... Могло быть и хуже. Скажи спасибо, что зрение не потерял. Мне вообще не нравится тот танец, он такой варварский. Но зрители – они восторженно смотрят, хлопают – всем нравится видеть героев... этот танец вызывает чувство храбрости...

Венианор. (уходит от темы разговора) Аня, а муж твой тебе пишет, звонит?

Анна. Почему спрашиваешь? Почему все меня спрашивают про мужа? У меня - нет мужа! Ты понимаешь, он просто исчез. Некоторые говорят, что видели его в Москве, что он с другой семьей. Я и не удивляюсь этому, там у него было много подруг, он часто появлялся в Москве с тоннами мандарин. Денег у него всегда было вдоволь, и женщин было вдоволь... Я замуж вышла по сватовству, чтобы семью создать, детей родить... Бабушка уж очень волновалась, что останусь старой девой.

Венианор. Как же так, столько лет в Москве вдалеке от родительского дома, не нашла себе мужа сама.

Анна. Да, однажды влюбилась. Отец не позволил выйти замуж. Это был русский парень. Какая же я была послушная! Не смогла пойти поперек отцу, вернулась в Сухуми. И вот – ирония судьбы - бабушка однажды мне рассказала, что и ее мать- моя пробабка была ...русской сиротой. Оказывается, в начале века не хватало невест в греческих деревнях, и старейшины решили, что женят парней на русских девушках – бедных сиротах, которых и привезли из российской глубинки. Молодые жены выучили понтийский язык, традиции, кухню.. Только вот голубые их глаза и белые как снег их лица выдавали их славянское происхождение.

Венианор. И волосы – блондинистые ...

Анна. Да нет, их волосы мало кто видел, носили платки на голове.. Знаешь, у отца моего вот такие щеки, красные, как у прабабушки – сибирячки..

Венианор. Несколько лет тому назад и я хотел жениться на своей любимой девушке. Она в Сухуми осталась, армянка. Мы с детства любили друг друга, но мать моя мне устроила настоящую войну. Потом мне стало маму жалко, никак не хотела она, чтобы женился на армянке, так я расстался с Нуне... Она замуж не вышла никогда, да и я все собираюсь жениться, семью создать, и все никак...

(Подходит к Анне)

Ты очень красивая, нравишься мне. Мы вполне могли бы познакомиться в Сухуми, но вот судьба нас свела так далеко от родины. Скажи, если муж твой не появится, и ты останешься одна, сможешь меня полюбить? (Берет ее руку в свою руку).

Анна. (по всему видно, что она тронута признанием Венианора). Странное чувство меня охватило, но мы так далеки друг от друга... Скоро ты уедешь.

(обнимаются – целуются)

Явление 2

Входит Гурам

Гурам. Аня! (видит Анну и Венианора, теряется и пытается сразу уйти, а Венианор не пытается прятаться, продолжает держать руку Анны). Извините...

Анна. Что случилось?

Гурам. Да так, просто я хотел сказать, что звонил в Тбилиси и узнал, что министр Ламинадзе объявил по телевидению, что арестовано все абхазское правительство. И еще, якобы договорились, что из города уйдут все вооруженные боевики. С обеих сторон боевики.

Явление 3

Появляется Владимир с Элладой.

Владимир. Немного поспал, и вот проснулся, и не поверите – счастливым проснулся! Побывал в мире, где нет этой войны, ну совсем нет, как когда-то. Опять я в городе, в любимом Сухуми...

Эллада. Господин Владимир, а Вы знаете, что во сне мы видим и узнаем больше, чем наяву.

Владимир. Так я шагал по тихому мирному городу. Такой сладкий сон! Прошел по улице Фрунзе, потом стал спускаться к морю, прошел мимо магазина Детский Мир и мимо Художественного салона, типографии. Потом перешел дорогу и вошел в наш парк, посидел в кафении, рядом с «Интуристом». Там все пили кофе, и я тоже заказал себе кофе, сваренный на песке. Поговорил с друзьями, с греком Костей, с Зугули, с Котэ.. Посмеялись от души, каждый рассказал по одному новому анекдоту. Потом поднялся в ресторан «Амра», и там встретил старых друзей по ансамблю. Мы выпили шампанского за встречу, много смеялись. Очень хороший день был, спокойный, солнечный. И море было такое спокойное, зеркально чистое...

Анна. Какой хороший сон, я как бы с тобой побывала в нем. Наверное, война быстро закончится, и все будет в Сухуми как прежде.

Эллада. Мама, а что теперь станет с обезьянами из питомника? Их убьют?!

Анна. Не знаю, я тоже вчера думала о наших обезьянах.

Явление 4

Появляется Ясон.

Ясон. Кто сказал «обезьяны»?! О чем вы здесь (Владимиру) Есть фронтовые новости?

Владимир. Да так, сон один видел...

Эллада. Господин Муратиди, а вы знаете, что в нашем городе был обезьяний питомник, в котором жили почти три тысячи обезьян! Только обезьяны, других животных там не было,

Ясон. Обезьяний город или лучше так: город обезьян, с тысячами мандариновыми садами... Ну, в общем, - джунгли! Ладно вам, все у вас там, в Сухуми, было необыкновенным, не как у людей!

Анна. Ясон, вспомни, я же тебе рассказывала, что работала биологом - научным – сотрудником в зоопарке – точнее в обезьяньем питомнике.

Ясон. Кажется, что-то припоминаю. Ну, так, что же делают сейчас наши братья меньшие?

Анна. Когда мы мигрировали в Грецию, уже все знали, что в питомнике есть большие проблемы, не хватало питания для обезьян. Бедные! Все мы старались, как могли, призывали людей помочь, но никому не было дела до животных. Тут люди оставались без еды, кому нужны были обезьяны, которые стали убегать из загонов. Потом мы их искали, находили ... Да они просто попрошайничали у людей. Не боялись, подходили к дворам частных домов. Опустошали сады и огороды. Их ловили, убивали... Ужасно, не хочу даже вспоминать об этом.

А поймать их было очень трудно (Смеется). Однажды вечером, огромный шимпанзе появился у садовых ворот моей бабушки. Она не разглядела, кто там у ворот. Решила, что это был сосед Янко - местный пьяница. Бабушка позвала деда Анести. Говорили они между собой только на понтийском языке, русским плохо владели. (Анна изображает свою бабушку): «Анести, аутос пьос инэ эки, ста мандариня, миази ме тон палаво Янко...» С десяти метров бабушка никак не могла разглядеть кто же там, у ворот. «О афоризменос! Ти канис эки?» Надо сказать, что шимпанзе никак не испугался, он как бы ждал своей участи, после того, как эта пожилая женщина наконец-то поймет, кто же пришел к ней в гости.

Ясон. (смеется) Смешно очень, но хватит рассказывать байки!..

Анна. Да нет же, это реальная история! И вот, когда бабушка пошла к воротам, и вместо соседа - пьяницы Янко, увидела обезьяну, страшно испугалась и упала в обморок. Чуть позже дед нашел ее лежащую на земле рядом с шимпанзе, который хватал и тянул бабушку за руку. Дед не испугался и не удивился, он знал, что обезьяны убегают из питомника. Он стал выгонять животное, крича на него, но шимпанзе не уходил. Потом очнулась бабушка, успокоилась, принесла яблок, винограда «Диаволу», как она его назвала. Три дня он погостил у моих стариков, потом они созвонились со мной, и я послала за ним машину. Животное никак не хотело уходить от своих попечителей, пришлось силком забирать.

Ясон. Мы сказали, они не животные, но и не люди...

Анна. Знаешь, наши обезьяны были умными. Многие экскурсанты уходили из питомника с ощущением, что пообщались со своими сородичами...

Ясон. Ты ведь мне рассказывала, что на них опыты проводили, проверяли новые лекарства, готовились в космос..

Анна. Понятно, ведь это был научно исследовательский институт. У нас проводились и засекреченные, и даже запрещенные... опыты... Бедные животные, чего только они не пережили! Иногда мне становится стыдно за нас - людей.

Ясон. Не расстраивайся, многие и сегодня проводят испытания и над людьми, животных можем защитить мы – люди, а людей кто защитит!?

Эллада. Мама, ведь это правда, что человек произошел от обезьяны? Поэтому мы так схожи, и они нас очень смешат, напоминая нас самих....



Явление 5

Слышится музыка (зурна)

Появляется Манана

Манана. Звонила в Тбилиси, одной подруге из государственного театра, она сказала, что объявили демобилизацию добровольцев. Грузин, конечно, и брат ее готовится ехать в Сухуми воевать с абхазцами... Так все быстро изменилось: еще вчера братьями были, а сегодня – лютые враги... По телевизору сказали, что армия захватила в Сухуми правительственный дом, что вывозят отдыхающих, а из тысячи там ...



Действие 6

Входят Владимир, Анна, Ясон, Анастасия и отец Николаос

Явление 1

О. Николаос. Три дня только прошло, а столько событий и все неприятные. Но ведь Бог – он Великий, все видит! Дай- то Бог, чтобы война скоро закончилась.

Анна. Хотя бы, но мне кажется, что если их не остановить, будут воевать до конца, не оставят ничего живого. Я не удивлюсь ничему, эта война так долго готовилась, ведь мы не случайно уехали оттуда. Вовремя уехали...

Ясон. Ерунду болтаешь! Во всеми виноваты политики, и интересы сильных мира сего...

Владимир. Мне будет не хватать Сухуми, таким, какой он был. После бомбежек, пожаров и разорения, Сухуми уже никогда не будет таким сладким и желанным городом, таким веселым и дружественным...



Ясон. Правда, расскажите, на самом деле Сухуми был богемным городом... Мой дед – Савелий Муратиди рассказывал моему отцу и мне, что жизнь в городе вашем была сплошным праздником, и напоминало бесконечный панигир. Мой дед говорил и на грузинском и на абхазском, он знал литературный греческий и понтийский языки, ну, и как человек образованный, говорил, конечно, и на французском и на отличном русском.

Помню его легендарную историю, которую он рассказывал моему отцу много раз, и все мы ее знали наизусть. Здесь в Греции его не очень то понимали, местным казалось, что он все выдумывает, никто не мог поверить, что в этом человеке - грустном и вечно усталом - жил когда-то успешный предприниматель, любитель женщин и веселых кампаний.



Владимир: На самом деле, жили так весело, воздух что-либо был такой... дурной, ну в хорошем смысле, конечно. Никто не верил этому, разве только когда приезжали и проживали с нами все радости жизни...



Ясон. Так вот, однажды мой дед со своей веселой компанией гулял в ресторане «Красная рыба», где подавали исключительно только красную рыбу и белое вино. Кампания имела свой фаэтон, это было еще в двадцатые годы, перед самым его выездом в Грецию, в 22-м. Потом они, конечно же, поехали в другой ресторан, там они пили вино «Изабелла» А мне запомнилось это красивое имя, дед его произносил с таким вот смаком, что-ли... Потом они пили – уже где-то в другом месте шампанское, и так развлекались целый день, объезжая известные городские места.

В одном из ресторанов, одурев от радости, они налили несколько бутылок шампанского в ведро и дали его жеребцу. И вот конь неожиданно проявил большую живость, настроение его улучшилось, он повысил скорость и помчался, как сумасшедший, по всему городу... Наша кампания пела абхазские веселые и любовные песни, и от веселья все время стреляли из пистолетов в воздух. И чтобы сказать, что был повод, не было совсем никакого поводы, ни дня рождения, ни государственного праздника, ни свадьбы... Все их веселые пирушки всегда происходили в самые, что ни на есть будничные дни, -рассказывал мне дед Савелий. Но я помню, что не очень-то ему верил, потому что в Греции он никогда не гулял и не веселился. Разве может так измениться человек? Н а потом, их кампания, согласно его рассказа, в продолжение дня веселилась уже во всем городе, угощая всех прохожих шампанским и вином. И как только добрались они до базара, их конь неожиданно остановился: впереди он увидел необыкновенно красивую белую кобылу. И тут всё и началось! То ли шампанское, то ли неожиданный лошадиный восторг перед белой кобылой, но наш конь, забыв, что он в упряжке, кинулся к своей цели, как сумасшедший, сметая все на ходу. А дальше, понимаете, что произошло.. Некоторые свалились из фаэтона, другие, еле удерживаясь в коляске, умирали от смеха и страха, но одновременно восторга и удивления такому неожиданному ходу событий, и главное тому, тому, что они оказались свидетелями любви коня к красавице кобыле. Описать веселье невозможно, говорил мне дед... Как смеялись! так смеялись! Наверное, на всю жизнь насмеялись и нарадовались. Вот иногда думая, что их заставило оставить такую веселую и беззаботную жизнь, сесть на корабль и иммигрировать в Грецию. Не глупо ли это, убегать от такой хорошей жизни?



Владимир. (смеясь) Прекрасный у тебя был дед! Но, скажу тебе, по правде, я эту историю уже слышал, не обижайся только, слышал от своего деда, который утверждал, что это вся эта история случилось с ним и его друзьями. Кто знает, может быть, было это правдой, а может быть, и нет... Они ведь были великими сочинителями невероятных историй..



Ясон. Думаешь, мой дед был фантазером? А, впрочем, кто его знает?! Я ведь на самом деде его помню очень серьезным, и всегда грустным. Жизнь в Греции у него не была трудной. В те годы здесь все было не так. Да на гуляку он не был похож. Единственное, что помню, он все время нам – внукам – рассказывал про Сухуми.



Анна. Наш Сухуми был... Ну, вот сказала «был». Видите, даже я начинаю убеждаться в том, что все уже только было, все в прошлом, и уже не будет так хорошо, как когда-то ... Мне так хочется плакать!



Сцена 7

Явление 1

Репетиция. Вся группа на сцене открытого амфитеатра

Владимир. Прошу всех занять свои места. Репетиция будет без Венианора, у него травмирован глаз, пусть сегодня отдыхает.

(Все одеты в черные трико и майки. Становятся в позы. Музыканты начинают играть народную кавказскую мелодию)

Анна. Ясон предупредил, что несмотря на отсутствие Венианора, представление должно быть на том же высоком уровне. Получится?



Владимир. Скажи ему, что в нашем ансамбле все танцоры – солисты. И пусть он не нудит понапрасну! И так нам всем нехорошо - на родине война... Какой он бессердечный – еще и с претензиями. Ну, этого ты ему не переводи, знаешь сама... Скажи путь не беспокоится, сделаем все, что в наших силах.

(Начинают репетицию танца с ножами)



Ясон. Ты посмотри у этих кавказцев, что не танец – драма или трагедия. Целое представление! Что за народ?! Есть в них что-то такое непонятное, но уникальное... В танцах они общаются, влюбляются, ненавидят, любят и... героически погибают.



Владимир. Аня, кто погиб? Есть новости?



Анна. Ничего не знаю. Нет связи с Сухуми. Звонила своей тете Соне в Гудауту - бесполезно. В новостях сообщили, что регион еще под контролем абхазских войск.

Анастасия. Народные танцы у них уникальные, такого фольклора нет ни у какого в мире, разве только у испанцев – фламинго.

Ясон. Никак не могу понять, что происходит в их стране, кто прав, кто виноват. Особо не интересовался политикой. Мы привыкли, что в Советском Союзе у них всё было устроено как по команде, все шло по часам, ну по крайне мере нам – здесь на западе - казалось. И вот сейчас, когда все развалилось, все оказалось не так как... казалось. Но есть у меня ощущение, что ваша война- это так..., что - то временное. Это как гнойный нарыв, болячка. Сделал надрез, и все зажило... Нет, это не рак, а простой нарыв ... Надо потерпеть, случается такое в истории..



Мария. Ясон, дорогой, второй концерт мы - подарим тебе. Ты доволен?!

Ясон. Что значить «подарим», ведь мы и так это уже оговорили в договоре: «два концерта бесплатно».



Мария. Нет, нет! В договоре речь шла об одном бесплатном концерте на острове Итаки. Но с сегодняшним концертом, у тебя в кармане будет уже два концерта, получишь неплохую прибыль! Но опять же - цени! – Делаю все возможное, чтобы удержать танцоров в Греции. Не представляешь, как мне это трудно - это же кавказцы – горячая кровь! Чтобы ты знал, все хотят прервать договор, и уехать, уехать срочно!



Ясон. (Анне для перевода) Скажи ей, чтобы, она не строила из себя такую важную персону. Скажи ей также (повышает голос, раздражен), что все расходы по гастролям и, главное, мои нервы стоят гораздо дороже этих двух концертов. Скажи ей также, что, почти что готов поменять мнение: хотят на войну- путь едут на войну. Мне наплевать! Форс- мажорное положение – гастроли отменяются и .. путь едут куда хотят. Хотят под пули – путь идут. Мне это уже начинает надоедать, скажи ей также, что мне это не интересно, потому что меня это не ка-са-ет-ся!

(Все чувствуют себя неловко, верить сказанному или нет)

Давай, переводи им все на русский!

Анна. Ясон говорит, что он очень расстроен потому что... (не знает, как смягчить ситуацию)

Ясон. Где девочка? Где твоя дочь Эллада? Стоп! Не переводи! Ты все говоришь не то! Я же чувствую..., не надо! Эллада! Где ты?

Эллада. Да, я здесь.

Ясон. Переведи, прошу, все что сказал, но с точностью во всем! Ты, Анна забываешься, иногда мне кажется, что работаешь не на меня, а на Владимира...

Анна. Нет, я же за тебя! Пойми, просто не хочется ссор и скандалов, давай по-человечески все решать...

Ясон. Что?! Это ты мне говоришь о человечности. Да я всю жизнь боролся за справедливость, меня высылали за мои идеи? Ты знаешь, что означает быть в Греции коммунистом!? Это значит быть изгоем... Так было по крайне мере. Да ладно, что я еще и оправдываюсь! Эллада, иди сюда!



Переведи им слово в слово, ничего не меняя! Скажи им, что если танцоры хотят прервать договор, я - непротив. Говорю им – да! и путь едут и танцуют у себя на горящей сковородке... Скажи им... мне... да ладно, всё, хватит переговоры вести, решайте сами, мне все равно! (Уходит)

Эллада чувствует себя неловко.

Мария. Эллада, не надо перевода, и так все понятно. Ясон рассержен. (танцорам) Ну зачем это вы его расстроили? Вам, что деньги не нужны? Я вас с таким трудом привезла сюда на гастроли. И куда привезла - в Грецию! – страну, о которой вы так мечтали! О которой мечтает каждых цивилизованный человек... И что теперь? Вы всё портите. Но вот лично я не могу уехать, у меня экономические проблемы, я вся в долгах, и поэтому – простите меня, я просто требую, да- да требую продолжить гастроли.



Манана. Прошу вас, давайте уедем! Мария, я тебя прошу, не могу танцевать, у меня дети там остались. Боюсь!

Саша. Какой танцевать! В моих мозгах только Сухуми. Мы обязаны уехать.

Все. Уедет! Надо ехать!

Гурам. Уедем, но я должен две тысячи долларов за свою машину, и не знаю, откуда я их найду, чтобы расплатиться..

Мария. Уехать?! А вы меня спросили? Меня не волнует ваша война, которая возможно продлится всего неделю. Вы – кавказцы – так или иначе, не можете жить без войны. Даже ваши танцы об этом рассказывают. Я прекрасно вас знаю, кровь у вас горячая, чуть, что ножи, пистолеты в ходу..

Владимир. Мария, я тебя прошу!

Мария. О чем? Я выскажусь все равно, теперь уже меня не остановить. Вы ведь, уважаемые, прекрасно знали перед отъездом, что ситуация у вас была накалена донельзя. «Абхазцы хотят свободы от грузин!», а грузины хотят править в мандариновой стране! Но это ведь эта комедия, вы ведь всего лишь... мандариновая страна. И что вы будете делать без других, без грузин, без русских, которые покинут вашу страну! Так зачем вы согласились выехать на гастроли?! Тогда, когда в воздухе уже порохом несло...?! Денежку хотелось заработать, работы хотелось... Денег и работы... ну вот у вас есть и то и другое... Все, как вы хотели.



Владимир. Мария, прекрати! Ты об этом будешь сожалеть!

Леля (Марии). Да вы – русские только наши мандарины любили, грелись под нашим солнцем, плавали в нашем море, и вам на все остальное наплевать было!

Гурам. Но если так, то и я скажу вам – абхазам. Что вы хотите, чего вам не хватает?! Да я уверен все из-за того, чтобы просто доказать, что вы на этой земле хозяева, а на остальных вам на самом деле просто наплевать! Но пришел час и за свой гонор кровью заплатите...



Венианор (готово напасть на Гурама) Возьми свои слова обратно, вы грузины нас просто ненавидели во все времена, мы для вас были не ...те .. люди, пришел, наконец, час расплаты и освобождения..



Владимир. Стоп – стоп! Прекратите! Я сказал – прекратить!!! Не позорьтесь, вы в Греции не у себя на бульваре Руставели. Все по местам, встать в позу! Начинаем репетицию!



Звучит музыка и танцоры без всякой охоты занимают позиции и начинают без всякого настроения репетицию, но в продолжение ситуация накаляется .... Достают кинжалы и начинают знаменитый танец с ножами... В это время на заднем экране мы видим кадры настоящего ансамбля и настоящего танца с кинжалами...







































ВТОРАЯ ЧАСТЬ

ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ...

Август 2002



Тот же город на острове Крит, та же маленькая гостиница- пансион, но уже другая мебель и рояль в салоне...



Во второй части мы вновь встречаемся с критянами – Анастасией, отцом Николаосом, мэром. Анна переехала из Салоник на остров и открыла свое турбюро, работает исключительно с русскими туристами. Дела у нее идут хорошо. Ее дочь - теперь уже 21-летняя Эллада - заканчивает московскую консерваторию. Она станет пианисткой, как и мечтала. И вот приезжает на каникулы к маме, но еще в московском аэропорту встретилась с Марией и Владимиром...

Ясон чувствует себя постаревшим, у него пропал оптимизм и пафос к «русским» ансамблям танца. Он овдовел. У него обыкновенная хандра или «депрессия», как прогнозировал его врач. Чтобы развеяться он посетил Москву, где его прекрасно приняли Владимир и Мария. Как ответный шаг их гостеприимству он пригласил их на каникулы в Грецию. Вместе с ними едут и Манана с Сашей, которые перебрались в Москву в 1993 году. Ясон решил, что все остановятся у Анастасии в гостинице…и в тайне души, надеется встретить Анну, вспомнить прошлое...

Венианор прибывает на остров «по пути из Афины», где находился по делам. В Сухуми он – известный политик. Им руководит одно желание - встретиться с Анной – это и есть главная причина его приезда. Ее он не забывал никогда, но после 1992 года они ни разу не общались.

Новое лицо – Георгий: иммигрант из Абхазии, неизвестной национальности, садовник у Анастасии, но также работает «куда позовут», руки у него золотые, все умеет делать. У него любовная связь с Анной, но она скрывает это от всех.



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Явление 1



Анна. (одна, читает что-то, видно, что в ожидании кого-то). Мне сказали, что все соберутся здесь, но я никого не вижу пока...



Входит Георгий, садовник

Георгий. Анна, что ты делаешь здесь в этот час, Кого ждешь?



Анна. Жду старых друзей. Ты их не знаешь. Все они сняли комнаты у Анастасии. У меня сегодня рейс – времени нет совсем, поэтому пришла только поприветствовать их...

Ожидаю группу из Москвы, сегодня мне будет не до общения ...

Георгий. Последнее время у тебя все нет времени, мы уже давно не встречались, я очень соскучился... Нам надо жить вместе, я хочу быть рядом с тобой всегда, но ты ничего для этого не предпринимаешь.



Анна слушает его равнодушно

Анна. Думаю, что я тебе уже объяснила: у меня нет времени на более тесные отношения, а потом, не забывай, мне не хочется давать повода дочери, которая еще ждет своего отца...

Георгий. Я к тебе с серьезным предложением, давай поженимся!

Анна. Поженимся?! Нет, я не готова к такому шагу, я даже не знаю, могу ли я выйти замуж. Мой муж пропал, но ведь может быть живет где-то и когда-нибудь появится..

Георгий. Прошло уже 10 лет. До сих пор от него ни слуха, не надо его ждать больше! Скорее всего, его убили.., а если он жив, то точно о тебе не думает. Ты его сильно любила?

Анна. Мне не хочется говорить об этом. Я вообще не верю в семейную идиллию, и ты не станешь лучшим супругом (неожиданно вскакивает со стула, приближается к нему и несколько вызывающе смотрит ему в глаза). Истина только в том, что мы подходит друг другу, и возможно я могла бы тебя полюбить, но что-то меня пугает в тебе, а иногда и ... отталкивает (отходит). Ты не обижайся на мою откровенность... Ну ладно, я пойду, меня ждут.



Явление 2

Входит Анастасия

Анастасия. (говорит по мобильному телефону) Ты как всегда без сюрпризов не можешь! Ясон, ну не повторяйся и не извиняйся, найдутся комнаты для тебя и твоих гостей. Ну ладно тебе, не благодари, просто ты везучий, в разгар сезона найти у меня места невозможно, просто старые клиенты отменили брони, у них там случилось что-то. Оплатишь всё ты, как всегда. Щедрый ты наш друг! Понимаю, ты так хочешь, и это входит в твою программу приема гостей. Да ладно тебе, поговорим подробнее обо всем этом, столько лет прошло! (говорит и приветствует Анну и Георгия кивком головы.

(Георгию) Тебя искал мэр.

Входит отец Николаос



О. Николаос. Дорогая моя, Анастасия, задержался, прости, но все же пришел на кофе, и со мной и мэр, а где же он? (смотрит по сторонам)...

Анастасия. У меня - сюрприз. Помните Ясона с танцорами – абхазами и грузинами?

О. Николаос. Да конечно, да так хорошо, как будто вчера это было.

Анастасия. Ясон прилетает сегодня с Марией и Владимиром на одну недельку, а потом в Афины поедут. К счастью, нашлись комнаты у меня.. И вот, мы встретимся после десяти лет. Столько было пережито тогда!

(входит димарх или мэр)

Мэр. Ну что, кофе будем пить? Прошло десять лет, много всего произошло в мире, но у нас все по старому... на острове ничего не меняется, даже я вновь переизбран...

Анастасия. Наши люди тебя любят, трудно найти ответственных и любящих свое дело руководителей, народ не обманешь, он знают!

Мэр. Да, конечно (смеется), сила привычки... (Анне) О том, что ты меня просила для организации греко - российского вечера, я уже дал соответствующие указания. Мероприятие проведем совместно, выступит и наш фольклорный ансамбль, угостим народ нашим вином, да еще устроим им сюрприз по – европейский. Ведь мы теперь – Европа! Но пока не буду рассказывать вам подробности, а то какой же это будет сюрприз...

Анастасия. Ну ладно тебе, волшебник, мы, конечно, придем и все увидим...

Мэр. Вот Анна – прекрасный человек, теперь она уже наша – критянка..., ты только послушай, у нее даже речь приобрела наш местный говор...



Анастасия. Анна теперь уже не просто Анна, а госпожа, она предприниматель, чартер - рейсами привозит к нам на остров русских туристов.



Анна. Ладно вам говорить обо мне. Не удобно слушать, всё ухожу, приду попозже (уходит).

Мэр. Георгий, иди сюда, человече! Почему молчишь!? Ты мне очень нужен для одного проекта, ну, в общем, называй ее работой. Помнится, ты мне говорил, что в армии был пиротехником... (обнимает его за плечи, отводит для разговора наедине)

Анастасия приносит кофе на подносе

Георгий. (отходит от мэра) Госпожа Анастасия на сегодня я все закончил, и хочу уйти.

Анастасия. Посиди с нами. Кофе будешь?

Георгий. Немного побуду, но кофе не хочу, только что пил (мэру). Я помогу, как могу, и денег мне не надо, это ведь общественное мероприятие, да для Анны... вся эта история только повысит ее авторитет в городе.

Мэр. Да конечно, но браво тебе, ты - человек сознательный, знаю, что работаешь много, чтобы заработать на жизнь...

Георгий. Что делать? Садовник здесь, на стройке работаю плиточником... В работе время летит быстро, и главное, забываешься...

Мэр. Ничего не поделаешь. Знаю – знаю. Вот наши критяне многие тоже иммигрировали в разные страны мира. Кто в Америке, кто в Австралии, Франции.. и там оставили и свое здоровье и радости. .. Но некоторые и поднялись высоко, разбогатели. Ты ведь грек – понтиец? Мы ведь очень похожи: критяне и понтийцы, у нас и танцы похожи, и лира почти, что та же, и нравы такие. И в семьях царят строгость и уважение... Гордые мы. Знаешь по – понтийски?



Георгий. (по всему видно, что ему не нравится весь этот разговор). Нет, не знаю... Я должен идти, у меня работа..

Анастасия. Ладно, иди-иди, но завтра не забудь почистить бассейн.

(Георгий уходит)

Анастасия. Хороший он человек, я ему доверяю во всем. Столько лет, ни разу не подвел, ни в чем. Но никогда он не рассказывает про себя. У меня работают и другие иммигранты – в основном женщины – горничными. Очень часто рассказывают о прошлой жизни, о своих местах, селах и городах... Этот же – никогда. Как будто бы стер всё свое прошлое...



О. Николаос. Душа человека – потемки. Кто знает, что пришлось ему пережить?



Явление 3

(Шумно входит на сцену кампания: это Эллада, ставшая уже девушкой, Ясон, Мария, Владимир и супруги: Саша и Манана. Естественно, все горячо целуются, обнимаются).



Ясон. Анастасия, моя дорогая! Уважаемый димарх! Батюшка! Как рад, как рад, как будто и не расставались десять лет тому назад!

(Элладе) Ну вот, кто бы мог подумать! Так годы быстро проходят, и вот ты превратилась в лебедя, стала прекрасной девушкой. Никогда бы тебя не узнал бы, если бы сама не подошла бы ко мне в аэропорту.

Эллада. Да я, как только вас увидела, сразу же вас узнала, и госпожу Марию, Владимира узнала. Сразу же подумала, что у вас опять гастроли, и решила даже напроситься переводчицей. Как здорово было бы!

Ясон. А где Анна? Почему не встречает нас?



Анастасия. Анна только что была здесь. Ушла, но вернется. У нее дела...

Мария. Ах, Эллада! Таласса!, Греки! Я так счастлива! Ясон – спасибо тебе за эту поездку!

Владимир. Анастасия, а я тебе подарок привез. Небольшой, но хороший. Тебе понравится. Мой друг Фазиль, художник, на холсте изобразил наш родной Сухуми.

Анастасия (рассматривает картину). Страна мандаринов, о нет – мандариновая страна! Но постой, на картине ни одного мандаринового дерева, всё кипарисы и пальмы... Художник должно быть очень хороший мастер. Красивые места, хотели приехать к вам...

Ясон. Куда поехать? В разрушенный город?

Владимир. Пока будешь любоваться нашим Сухуми на картине. Художник он хороший, в Москве сейчас живет, картину писал по памяти.

Я был прошлым летом на родине, в Пицунде. Это маленький рай на земле! Даже ржавые сооружения и разрушенные здания не испортили мне настроения, в контрасте, они, создавали мне особое романтическое настроение.

Анастасия. Картину повесим в салоне. А что делают ваши танцоры? Чем занимаются?

Владимир. Трудно всем. Абхазия опустела. Нет там жизни, как это было когда-то. Маленькая страна, которая объяла себя независимой, всегда будет иметь проблемы.

Появляется Анна, бежит к Ясону, обнимает горячо, всех приветствует... Подходит к дочери – к Элладе.

Анна. Вижу, как ты соскучилась! Вместо того, чтобы зайти домой или ко мне в офис..

Ясон. Ладно тебе, не ругай ее, мы ее взяли с собой, ведь знали, что ты придешь сюда, к Анастасии. Дай, посмотреть на тебя. Это ты - Анна, с которой я познакомился десять лет тому назад?! Но почему ты сердитая?

Анна. Ах эти русские, столько с ними нервов! Самые требовательные туристы на острове, все им подавай с иголочки.. Никак не ожидала этого от своих .. соотечественников. Сегодня устроили целый скандал из-за того, что в гостиничном номере не было шапочки для душа...Я им пыталась объяснить, что в трехзвездном отеле не предусмотрены шапочки.. Но они настаивают, говорят, вот в Турции есть шапочки!

Владимир. Помните, один из чеховских героев все время спрашивал грека- купца « а Греции львы есть?» и тот отвечал: «есть, в Греции все есть!» А значит и не все есть, а вот шапочек – то и нет, а в Турции есть. Именно там сегодня все есть!

Ясон. Да.. Крит это настоящий земной рай. Как я рад, что решил провести каникулы в этом году на этом замечательном острове.

Мария. Я ухожу на море и беру с собой Владимира! Хватит говорить о красотах острова, надо ими наслаждаться!

Ясон. (Анне) Знаешь, моя жена ушла ...в мир иной. Мы никак не ожидали. Когда привыкаешь, ко всему как неизменному: жена, работа, друзья, дети... и вдруг выпадает из этого списка кто-то, и все меняется. Люди, к сожалению, умирают, и жизнь их окружающих меняется. Но, а ты, как живешь, все ли хорошо у тебя?



Анна. У меня все прекрасно! Только вот работа – это столько стресса! Единственная неизменная радость жизни – это Эллада, моя дочь. Скоро она получит диплом, заканчивает московскую консерваторию, станет пианисткой. Правда иногда боюсь, как бы не стала и .... москвичкой. Вижу, что все больше и больше отдаляется от Греции, от здешних друзей.

Эллада. (Анастасии) Как здорово, вы поставили рояль в салоне (бежит к инструменту, садится, открывает крышку и начинает играть Времена года Чайковского)

Ясон. Как я понял, ты по- прежнему, одна, муж твой так и не нашелся...

Анна. Это так ужасно, не знать, кем ты являешься: бедной вдовой или брошенной женой.

Ясон. Женщина всегда должна иметь рядом мужчину, и ты должна вновь выйти замуж.

Анна. Да, возможно... Помнишь, как я мечтала зарабатывать деньги, много денег в Греции... Вернее столько, сколько мне нужно будет. Какие это были замечательные годы. У меня есть сейчас деньги, сколько хочу и даже больше этого. Но не встретился еще мужчина, который бы меня вдохновил. Но возможно, что это я потеряла способность влюбляться...



Ясон. Признаюсь, я тоже стал каким-то, не тем... Мне всё скучно... мне все уже не интересно, как бы все уже пройдено, увидено и пережито. Знаешь, как будто-то меня посадили в школе на класс ниже, и мне совсем неинтересно учиться, но урок надо отсидеть ... Пытаюсь развлекать себя, на вот, решил поехать в Москву, пригласил Марию и Владимира сюда. Мне так хотелось вернуться в те времена.. Помнишь, война началась, но как нам было хорошо тогда, смех, радость, дороги, зрители и аплодисменты, ссоры, но это была так .. извини ... хо-ро-шо. Все было настоящее, истинное!

(Слышится мелодия, которую играет Эллада на рояле).

А вот наша девочка под вдохно-вением.. Эллада, иди сюда, пообщаемся, а то ведь я тебя и не разглядел как надо (Эллада уже не играет, смотрит на него) Твоя мать мне сказал, что ты не собираешься возвращаться сюда.

Эллада. Я еще не решила. Мне хочется продолжить учебу в аспирантуре, а потом в Москве я найду очень легко работу, а на острове ... это не так просто.



Явление 4.

Возвращаются Анастасия и о. Николаос.

Анастасия. Ну, что же ты прекратила играть, продолжай, играй, играй?! Как хорошо, что ты теперь побудешь у нас, будешь играть на нашем пианино...



Ясон. Москва... (Анне) Сегодня все хотят в Москву! То, что на меня произвело впечатление, так это, то, что к Москве не подойти просто так. Надо ее брать только штурмом... Теперь там жесткая диктатура капитализма ненасытного и варварского. Знаешь, я ведь, как член компартии, был в Москве на Олимпиаде, еще в 1980 году, на этот раз мне так не хватало Ленина на афишах, да и вообще в любых его видах. Мне даже не хватало Брежнева с лохматыми бровями... Я любил Россию такую вот, коммунистическую, на этот раз меня там все раздражало, и рестораны и богатые витрины магазинов, да и всякая ночная муть – клубы и бары.

Вся старая советская символика осталась только в пошлых сувенирах на Арбате. Купил, как же! Здесь мои друзья получили удовольствие от моих подарков. Им было приятно, они ведь не увидели всего того, что видел я ...

Какой странный народ – русские - они жесткие прагматики...но, и жуткие романтики. Театры у них переполнены, выставки, концерты... любят искусство, но также фанатично преклоняются перед долларами...



Возвращается Мария

Мария. Вы все еще общаетесь. Не наговорились, а я уже поплавала в море. Как хорошо! И вот сейчас напрочь перекусить, ну как всегда: греческий салат и этот, как его ... «гирос ме пита», у нас это называется шаурма... Какая же у меня ностальгия по этому «гиросу», никогда бы не подумала, что я такая ... гурманка (смеется).

Ясон. Мои лучшие годы это, не поверите - когда я сидел в тюрьме, в семилетие «черных полковников». В те годы я по настоящему любил и по настоящему ненавидел, смеялся и плакал. Страдал от глобальных, серьезных проблем, а не так... У меня были высокие идеи и моя жизнь имела смысл. Высокий смысл – в этом большая разница! Я знал, что все мои страдания - это не случайно, что я познаю истину, и являюсь частичной истории больших перемен. А это, знаете, что значит?! Сейчас же вся наша жизнь модифицирована... сейчас во всем ...истинная ... подделка. Ах – да, но мы ведь свободны! Как птицы! Но как это пошло? Ведь свобода теперь убивает нас в нас ... убивает в нас все возвышенное, разрывает душу на части: нам всё давай, подавай ... еды, секса, удовольствий, помню, я вышел из тюрьмы умирающим, но Человеком! Я – жил и душа была полна надежд и любви, веры.. Умер я потом. Пользуясь всеми благами свободы, я стал медленно умирать... В душе стало так пусто, и нет никакой ни веры ни надежды! Скучно и противно! (смеется) Вот, мой сын Яннис мечтает, метает об автомобиле «порше». А ведь мы в его годы даже глагол «мечтаю» не посмели бы поставить рядом с таким пошлым существительным.

Мария. Янис - хороший мальчик, так он уже вырос! А я мечтаю о яхте, такой вот небольшой, уютной, но непременно с парусами, романтично, не правда ли! И вот - все мы вместе – в море...

Ясон (Анне). Видишь, у русских моря почти нет, но все они, почему то, мечтают о море и яхтах!

Анна. И я раньше была счастливее. Тогда у нас не было свобод, но у нас были мечты о свободе... а это, значит, в душе-то мы были истинно свободны. Нет, нам невозможно было отправиться в путешествие за границу, но ничего, мы и так замечательно путешествовали... на уроках географии. И это был любимый урок.

А еще астрономия. Мы очень хорошо знали звезды. Там, где нам не давали завоевывать планету Земля, мы смотрели в небо, и чувствовали, что весь мир у нас в ногах ... В вот еще - уроки литературы. Какие замечательные герои, рядом с ними мы чувствовали себя сильными. Страстными и пафосными. Мы проживали их судьбы, как свои... И в знаниях мы были истинно свободными и счастливыми...



О. Николаос. Демократия нам дала свободы, но также свободы и в грехе, поэтому у всех у нас ностальгия по ... тому чистому и истинно правдивому нашему «я».

Мария. «А как по- гречески «Грех»

О. Николаос. «Амартима»

Мария. Надо бы подучить ведь учить греческий, пока мы здесь.



Ясон. «Грех»? Слышится как «грек», что по – русски означает «эллинас», «эллин» ...не так ли?



Эллада (смеется). Да, нет же. Вы все путаете! Слово «Амартима» в переводе «грех», но не «грек». Существительное- «грех», «грешный» – прилагательное, а «грешить» – это глагол ...

Мария. Я проголодалась. Есть хочу! Пойдемте все в таверну. У меня настоящая ностальгия по греческой кухне, какая здесь вкусная и полезная еда! ...



Ясон. А я ничего и не путаю! Грек и грех почти одно и то же ...(Анне)

Ты пойдешь с нами в таверну? Нам надо поговорить. Виду ты уже не та Анна, нет, не та, та была чрезмерно вежлива, испугана, и... обижена. Но всегда очень - гордая.



Эллада уже за пианино, она играет потихонечку «Балладу о Тбилиси» - известную мелодию композитора Реваза Лагидзе.



Анна. Ах да, еще один человек, друг из прошлого, сегодня прибывает ... Венианор- наш танцор - солист. Из Сухуми. Точнее, он был в Афинах, и вот теперь едет сюда... Конечно же, помните его! Теперь он уже не танцует, он стал политиком. В новом правительстве Абхазии - министр культуры.

Ясон. Что за приятное совпадение, конечно же, хочу его видеть! Министр мандариновой страны! Интересно!

Анна. Не иронизируй! Страна не признана, но у нее есть надежда.

Ясон. Какая надежда? Позвольте, но я не верю в будущее всех этих маленьких стран - городов, Сегодня они хотят независимости, но уже завтра просятся под крыло других могучих, и, в сущности, бегут только от себя – уходят от одного хозяина к другому ... Я одно только понял, что история нам преподает уроки, но мы ни черта не учимся у нее...

Анна. Давайте поменяем тему. Меня утомляют и напрягают эти разговоры... Вот приедет Венианор ко мне, то есть к нам, вы его и спросите, как им там, в новом государстве живется.

Ясон. Как скажешь, извини за неприятную для тебя тему. А теперь все - в таверну! Я - приглашаю, и, естественно, за все плачу!



Все уходят радостные, но Эллада продолжает играть «Балладу о Тбилиси». На сцене она остается одна. Возвращается Анна.

Анна. Ну, вставай, закрывай инструмент, все тебя ждут. И еще, не надо играть эту мелодию. Ты ведь слышала, что едет Венианор, так вот, когда он будет здесь.... знаешь, ему может быть неприятно. Он может и обидеться, ведь они слышать ничего не хотят о Грузии.

Эллада. Ну, мама, что ты такое говоришь!? Венианор, ведь Артист! Он танцор! А теперь еще и политик, он же не дикарь какой-то! (Уходят вместе).



Сцена 2

Явление 1

В том же салоне.

Эллада играет мелодию любимого в Греции композитора Маноса Хадзидакиса. Вся компания вокруг инструмента. Пьют напитки, у всех очень хорошее настроение.

Анастасия. Как хорошо, что мы не пошли после таверны «на бузуки», эти шумные огромные клубы меня так утомляют! Послушаем нашу девочку, насладимся ее игрой, попоем вместе...

О. Николаос. Современный человек предпочитает шумные места. И все потому, что избегает самого себя, своих чувств, ему стыдно быть правдивым и искренним.



Ясон. Шум – это мелодия жизни современного человека, а для чего? Для того, чтобы мы забыли что значит помолчать ...

Мэр. Молчание – это золото... (подходит к Элладе и гладит ее по голове) Ну, вот закончишь в Москве свою консерваторию и приедешь к нам на остров, мы тебе поручим муниципальный хор пенсионеров. У нас только один хор.



Ясон. (Мэру) Ты, что такое говоришь? После учебы в Москве – твои пенсионеры! Они ведь поют фольклор им хормейстер и не нужен.



Мария. Браво, Эллада. Сыграй «сиртаки» из «Грека Зорба» - это – моя любимая греческая. Ла, ла, ла... (пытается воспроизвести мелодию)

Эллада играет «Сиртаки» Микиса Теодоракиса .

Анастасия. Этот рояль мне оставила одна семья греков иммигрантов из Казахстана. Люди перевозили инструмент, завернутым в пуховые одеяла и подушки, в контейнере. Вся семья работала у меня в пансионе. Потом они решили поехать на заработки на Кипр. Там нашли хорошую работу, а мне на сохранение оставили пианино. Правда я им денег предлагала, сказали, что вернуться.. Но вот прошло уже десять лет - не вернулись, да и зачем им?! На пианино их ждет.

Саша. И у нас было пианино, и оно тоже где-то здесь в Греции находится. Из-за этого пианино мы рискнули остаться на войне, в Сухуми.

Ясон. Музыкальный инструмент тяжелый, его не положить в чемодан, во время бегства... Но и оставаться из - него – безумие.

Саша. Да, тяжелый инструмент. Мы ведь могли бы уехать в Израиль. Манана- еврейка, там нас ждали.

Манана. Ну что мы делали бы в Израиле?! Пианино – это подарок мамы. Знаете, когда я была еще маленькой девочкой, мама мечтала купить мне пианино и послать меня в музыкальную школу. Но так и не смогла. Ей трудно пришлось, потом тяжело заболела, и только перед смертью дала бабушке денег, и купили мне пианино.



Саша. Вы не можете представить, что мы пережили! Только что вернулись с гастролей из Греции, в тот же день нас ограбили бандиты. Вошли в дом с оружием, и отняли все деньги. Все твои, Ясон, доллары... Видно было, что они нас ждали, у них были сведения. Такой ужас пережили в тот год. Постоянно стреляли, везде стреляли. Наш сосед с ума сошел от переживаний, нашел где- то оружие и тоже стал стрелять. Без всякого умысла, то в воздух, то в наш дом, то в сарай стрелял. Он нам так надоел!

Все исчезли из города. Русские в Россию бежали, Греки в Грецию, грузины в Грузию, евреи - в Израиль. Я умолял Манану, давай, говорил ей, спрячемся временно в Израиле, спасем наших девочек. Но она стала упрямой, как наш стреляющий сосед, и никак: «нет, - говорила, мы не можем уехать, у нас пианино- подарок мамы, где мы его оставим?».



Манана. Но это был мамин подарок. Прекрати не надо об этом рассказывать, ведь никому это не интересно!

Эллада. И мне мама обещает купить рояль, но с условием, если я вернуть после учебы в Грецию.



Саша. Самолеты все время летали, вертолеты летали и так низко.. Это было мучительно, мне не хотелось брать оружие в руки, старался держаться подальше от обеих сторон. Абхазы звали к себе, грузины предупреждали меня – стреляли по дому и звали к себе. Родственники Мананы почти все вылетели в Израиль. А она, как прикованная к своему пианино, никуда не соглашалась ехать. Как будто это был не инструмент, а сама ее парализованная мать... А ведь зачем он ей нужен был, ведь она не умела играть на пианино! Хотела дочкам нашим оставить инструмент. Из-за безнадежности стал мечтать о том, чтобы нас обокрали и заодно пианино бы забрали. Нашел бандитов, говорю им, вот, мол, идите в тот дом, ограбьте его, но обязательно и пианино украдите... А они мне, «а что нам делать в доме бывшего танцора? золото там есть? Если нет, то зачем нам пианино, кому мы продадим? Даже если бы ты нам заплатил, мы его не стали бы воровать...»



Эллада. Я бы тоже не стала бы бросать инструмент, ведь он был куплен мамой.

Манана. Ваймэ! Прекрати говорить про пианино. Оно было памятью о маме!

Саша. В Израиле сейчас жили бы хорошо..

Манана. Почему ты так уверен? Не слышал, что евреи возвращаются, а те, кто не возвращается, хотят вернуться.

Анастасия. И зачем вам было ехать в Израиль, там ведь также воюют...

Ясон. Везде воюют, где спрятаться человеку?!

Саша. Ну вообще –м, прожили мы весь ужас войны... целый год. И только тогда, когда закончилась война, на третий мирный день, в нашем доме случился пожар. И что вы думаете, Манана вместо того, чтобы выносить вещи, побежала за солдатами, привела шестерых парней, чтобы пианино вынесли из дома.

Манана. Дом и так был весь полуразрушен. А пианино…

Саша. (смотрит на нее строго, но с любовью) Парни героически вошли в горящий дом и вынесли инструмент. Потом прибыл в порт греческий корабль, чтобы вывезти греков. Подумал, может быть и мне уехать в Грецию, но денег не было совсем на греческий паспорт, дорого было. В тот же день нам позвонили родственники из Москвы и предложили временно пожить у них. Как понимаете, звали они нас в гости без пианино.

Ясон и Эллада. И что? Вы его оставили?

Саша. Слава Богу! Случайно попалась знакомая Мананы, одна гречанка, и уезжала на корабле, очень хотела купить пианино на продажу. Сказала в Греции – пианино хороший товар... Это была последняя возможность устроить наше пианино. Я так и сказал Манане, выбирай: или я или пианино! В любом случае предупредил, что заберу детей и уеду в Москву, «а ты оставайся и карауль свой любимый инструмент»,- сказал ей.

Целый день думала Манана, но потом нашла Софию, так звали подругу, и сказала ей, чтобы забрала инструмент, но бесплатно и с условием, что не продаст его никогда...

Манана. Да, с Софией мы в школе учились когда-то, она и маму мою знала... Вот теперь где – то здесь в Греции живет, даже не знаю в каком городе...



Эллада продолжает играть Времена года Чайковского .

Саша. Мы загрузили пианино на корабль, и оно уехало вместе с беженцами в Грецию ...



Манана. Столько лет прошло, и он все обижается на меня. Постоянно меня упрекает, вот, мол, из-за тебя не уехали в Израиль, верит, что там он бы не заболел. У Саши, знаете, проблемы с ногами. Профессиональная болезнь! А кому мы были бы нужны в Израиле? да и война там, так неспокойно, да и девочек в армию призывают...



Явление 2

Входит Георгий.

Георгий. Госпожа Анастасия, вас спрашивают в ресепшене.

Анастасия. Ах да, а я знаю, кто это.. Ну что, господа, в нашу компанию вливается... Венианор! Я просто уверенна, что это - он!

Георгий. Венианор? Что-то мне напоминает это имя!

Анастасия. А он твой соотечественник из Сухуми, теперь будет вам, о чем поговорить. Ты ведь ни разу не ездил на родину, вот тебе живительный бальзам ... на твою ностальгию.

(Все покидают сцену вместе с ней)



СЦЕНА 3

Явление 1

В салон входят Анна и Венианор.

Анна. Никого нет. Сейчас подойдут все. Как ты изменился, стал..

Венианор. Поправился, я это знаю. Ведь всегда был очень худым, придерживался формы. Но сейчас все уже по – другому, я далек от танцев. Много стрессов, ну ладно если что-либо серьезное происходит, а то ведь приходиться напрягаться из-за всякой ерунды... и все, потому что находишься во властных структурах... А застолья! Все говорим, говорим, а потом едим, пьем, все тебя тянут тебя к столу... угостить.

Анна. А ансамбль? Не скучаешь?

Венианор. Нет. В Ансамбле, правда, я глубоко не задумывался ни о чем. Вся жизнь была между репетициями и концертами. Гастроли по всей стране, по всему миру. Вся моя жизнь была расписана. Жил под защитой государства и своего художественного руководителя. От меня требовалось только танцевать и от всей души...

Анна. Ты выпьешь что - нибудь?

Венианор. Только воды. Знаешь, я посерьезнел на войне, когда оказался между жизнью и смертью, тогда и посерьезнел.

Анна. Ты всегда был серьезным человеком.

Венианор. Да, но я стал деятельным, ответственным, вступил на политическую стезю, теперь мой народ волнует меня, больше чем мое «я». И это на полном серьезе тебе говорю. Надеюсь, ты меня не воспринимаешь ...приспособленцем (подходит к ней). Но вместе с тем, я не потерял мысли о тебе. Часто тебя вспоминал. Возможно, именно ты и стала той музой в моей жизни.. и поэтому я достиг многого.

Однажды захотел тебя увидеть воочию, да так сильно, что дал задание друзьям найти тебя. Думал, что ты в Салониках, ты ведь там жила? Но нашлась на Крите, в том же месте, где мы познакомились... Ну, признавайся что и ты меня не забыла?



Анна. Даже не знаю, думала ли я о тебе... точнее помнила ли тебя?.. Очень удивилась, когда услышала твой голос в трубке...

Венианор. А знаешь, сколько я тебя искал?! Ну, скажи, как ты думаешь, сколько?

Анна. Не знаю... долго, наверное..

Венианор. Не поверишь, всего полчаса! Как будто бы жили все эти годы в одном городе. Попросил одного земляка, грека – сухумчанина, чтобы тебя нашел. Дал ему твою фамилию, имя, других данных у меня не было. Он пессимистично мне ответил, что с фамилией Муратиди очень много греков в стране, да и имя Анна популярное... Но уже через полчала мне звонит, и говорит, что с меня магарыч и большой, что он нашел тебя.

И всего –то через телефонный каталог, выбрал всех на фамилии «муратиди» с именем Анна, и первой, которой позвонил оказалась была – ты!

Анна. Он меня спросил по - гречески, родом ли я из Сухуми, я ему сказала «да», потом продолжил разговор на русском. Спросил также, знаю ли некого Венианора, я ему сказала «да», Он спросил, может ли передать ему мой телефон, я ему ответила «да»...

Венианор. Ты ведь неправду мне говоришь, что не думала обо мне - ведь все «да», «да», отвечала..

Анна. Люди годами ищут друг друга, а я через полчала нашлась.

Венианор. Это был добрый знак для меня, для нас двоих. Я в – Сухуми, мой друг в Афинах, а тебя нашли на острове..

(обнимает ее за плечи и целует ее голову. Анна растроганна, но вдруг начинает плакать)

Дорогая моя, ты ведь меня ждала! Ну почему ни разу не позвонила. Не написала? (целует ее со страстью, Анна отвечает на его поцелуи)

Ну не плачь. Я ведь здесь, с тобой, теперь уже не оставлю тебя. Скажи мне: «да», «да», «да»..!

Анна. Не знаю. Не знаю, я ничего не знаю!

Явление 2

Появляется Анастасия. Анна и Венианор отходят друг от друга.

Анастасия. Добро пожаловать к нам, великий солист – танцор! Господин Венианор.. теперь мне надо говорить с вами только на Вы, знаю-знаю, что в вашей стране вы уже министр! (обнимаются)

Венианор. Для вас я всегда был и остаюсь простым кавказским танцором.. тем самым, с которым вы познакомились на гастролях. (целует ей руку) Вы такая же красивая и изящная!

Анастасия. А ты как всегда очень вежливый. Вот вы еще храните традиции благородных эпох, целуете руки женщинам, но наши мужчины уже давно не ухаживают за нами... Ведь скоро мы – женщины – начнем целовать им руки...

Венианор. Знаете, как я вас люблю и уважаю. И никогда не забуду вашей позицию по отношению к нам, когда мы готовы были схватиться за ножи. Тогда вы нас удержали от глупостей. Ах, но я забыл главные наши отношения: вы ведь моя крестная мама! (бежит к своему чемодану, пытается быстро открыть его, запутался от волнения) Я вам и подарок привез.

Анастасия. Для меня самый желанный подарка - видеть тебя здесь у себя, таким успешным и здоровым.

Венианор. Вот, я вам привез нашего вина. Абхазское вино.., выпив его вы почувствуете запах и аромат моей родины, и еще привез вам картину – это сухумский пейзаж. (достает подарки)

Анастасия. И Владимир мне привез живопись .. (рассматривает картину) Красивая набережная, кафейния, как в Греции. Пойду искать место этой картине (уходит).

Явление 3

Анна. Расскажи, как живется в Сухуми?

Венианор. Скучаешь?

Анна. Совсем не скучаю. Даже снов не вижу про Сухуми. Да у меня нет совсем времени скучать.

Венианор. Так лучше. Ностальгия – это возвращение в прошлое, туда лучше не ходить, его уже нет...

Анна. Да, я это понимаю, «жизнь это то, что сейчас». А кто это сказал?

Венианор. Скорее всего, твой древний предок - философ. Ну куда ни капни, что ни подумай, оказывается все уже было сказано греками.. древними, конечно. Иногда мне кажется, что твои предки все сказали, преподали все уроки нам, а мы веками только повторяем, но при этом мы такие плохие ученики - ничему не учимся!

Анна. Нет, не скучаю я. У меня нет никакой ностальгии ни по Сухуми, ни по Москве. Прошлое помню, но как будто книжку прочитала: порадовалась, погоревала...и оставила ее на книжной полке. А перечитывать не хочется.

Венианор. Это очень хорошо. Но вот я никак не могу оторваться от прошлого, мне бы хотелось забыть многое, но не получается.

Анна. Вот недавно разговаривала по телефону со своей дальней родственницей. Иногда посылаю ей деньги, она ухаживает за могилкой моей бабушки. Спрашиваю ее, как живешь? Она мне: «Скучно все! Остались только маленькие радости, и те от свадьбы до свадьбы, от похорон до похорон. Это все мои выходы на люди. А там - одно и тоже. Все думала уехать из Сухуми, но денег не хватает даже на один билет...

Венианор. Знаю, надо больше работать, надо действовать! Я для этого пришел в политику, чтобы помочь людям, стране..

Явление 4.

Входят Ясон и другие

Анна. Чем ты можешь помочь? Раздать жителям мандариновые сады? Ты ведь понимаешь, радикальных перемен пока нет, а для перемен нужны деньги, инвестиции. Когда-то правила в стране партия, а теперь – капитал..

Ясон. Во всем виноват ваш Горбачев. Вы были прекрасной страной, и людям было хорошо, потому что вы были силой.. Мы, здесь, на западе знали, что направо у нас Соединенные Штаты, а налево – СССР. И у нас был выбор! Сейчас у нас нет возможности выбирать.

Анна. Он был очень мягким человеком. России нужен царь, как Великий Петр или тиран - Сталин.

Мария. Ясон, давай в следующий раз я вас повезу в Санк – Петербург, как там прекрасно – дворцы, музеи. А в Эрмитаже есть даже греческий зал. Люблю Питер!



Анна. Горбачев хотел избавить нас от страха перед властью.. но достигнув этого ..бесстрашия все стало разваливаться с еще большей скоро скорость. Наша страна без страха стала падать вниз, все ниже- ниже и .. «блях!» как медуза под горящим солнцем, которая ждет метаморфозы в простой комочек грязи... Все стало таким поганым!

Венианор. В те годы мы и не занимались и не интересовались политикой. Я знал только свою работу. Думал только о том, чтобы хорошо танцевать....

Анна. Дорогой, ты ошибаешься, все мы занимались и думали о политике, иначе пошли бы в тюрьму или же в дурдом. Все мы были связаны друг с другом и похожи друг на друга, общее у нас был – страх перед КПСС и перед государством.

Венианор. Я не помню, чтобы чего- то боялся. Я был артистом, и меня ничего не волновало и не пугало...

Анна. Тебя ничего не интересовало, потому что ты работал в признанном партией и государством коллективе, вам был дан зеленый свет на выезд за рубеж. Вы путешествовали по всему миру, вы были элитой.

Владимир. Я, признаюсь, всегда боялся. У меня всегда был ком страха внутри меня, где под сердцем в желудке...Помню, всегда желудок болел, и в душе было не сладко. А когда выезжали за рубеж, всегда боялся, не подвести партию, оправдать доверие начальства. В принципе за этот страх я и получал неплохие деньги и обеспечивал себя хорошей жизнью.

Анастасия. Что ты такое говоришь, с таким опытом, чего ты боялся, что плохо станцуете!?

Владимир. (смеется) Нет, конечно! Боялся беглецов, боялся журналистов, всех, кто приближался к нам и нашей группе. Сегодня даже не верится, но страх остался после Сталина. Он смог народ держат в страхе и даже после своей смерти...он умер, а страх остался.

Ну да ладно вам, что это мы обсуждаем неприятное прошлое, давайте вспоминать приятные события.

Анна. (смеется) моя бабашка Архондиса ненавидела Сталина. Она не называла его по имени, а только «этот дьявол». Знаете, ее мужа арестовали и расстреляли в тюрьме без причины, только потому, что был греком. Ее депортировали с пятерыми детьми в Сибирь... И она его сильно боялась и уважала. Мне рассказывала, что когда узнала, что он умер, сразу заплакала, даже не могла понять почему.

Ясон. Отец народа!

Анна. Так она все равно боялась его и после его смерти. Знаете, уже потом, в семидесятые годы, готовя туалетную бумагу из газет, а их мы выписывали несколько: «Правда», «Труд, «Известия», еще местные газеты были, даже не помню, как назывались.. Так вот, разрезая газеты на листочки, для уборной, она всегда следила за тем, чтобы фотографии Ленина, Брежнева и других членов ЦК не оказались «туалетной бумагой» ... Читать она не умела, но физиономии лидеров страны знала. Портреты вождей аккуратно вырезала и потом уже выкидывали или сжигала, даже не помню, но в туалет никогда не относила. (смеется) «Это такое неуважение, - говорила нам,- вытирать свою задницу лицом Брежнева или Ленина... К властям надо относится с почтением», - говорила.

А я дразнила ее, смеялась, иногда подкладывала портрет Брежнева в туалет, узнав об этом, она пыталась меня побить. Ну, любя, конечно, Бегал за мной по всему двору с веником, чтобы хоть раз хлопнуть меня по попе, я же смеясь до боли в животе, не убегала далеко и... получала от нее...

Ясон. У нас в Греции говорят: битье - райская благодать...

Анна. Вот сейчас, рассказывая вам эту историю с газетами, мне даже и не верится, что это было правдой.

Мария. Наша жизнь была похожа на плохую сказку, но ведь было и много радости. Именно - радости. Вспомните, как хорошо и главное – беззаботно - мы жили! Мне этой беззаботности не хватает сейчас. Ведь люди театра и искусства, имели всё. Славу, хорошую жизнь. Денег, конечно, не было, но было много всяких льгот, возможностей. Сегодня, имея достаток, мне иногда кажется, что я просто.. нищая.... И вовсе я не преувеличиваю!

Ясон. (Анне) О тебе здесь на острове только хорошие слова говорят. Не ожидал, что ты так быстро адаптируешься в этом обществе.

Мария. А море, какое оно здесь море! Такое ласковое, зовущее, ну почему мы еще не на море, и так бесцельно проводим время!

Ясон. (Анне) Нам надо поговорить..

Анна. Что - нибудь случилось?

Ясон. Да. Хочу сделать тебе предложение. Ладно, пусть лучше слышат все. Анна, выходи за меня замуж, хочу, чтобы ты стала моей женой. Хоть завтра наш друг мэр может оформить наш гражданский брак, и позже венчаемся в Салониках.

Все замерли

Почему все замолчали. Почему не слышу аплодисментов. Я вовсе не шучу, вы меня знаете, я это серьезно?!

Достает коробочку с кольцом. .

Мария. Ясон, ты, что влюблен в Анну? И когда ты успел? Я ничего не поняла!

Венианор (очень огорченный) Ясон, не надо играть в театр! Ты прекрасно знаешь...

Ясон. А я и не играю. Я хочу Анну в жены. Анна, объясни им, что все у нас по-настоящему, что здесь нет никакой фальши.

Анна. Господин Ясон...

Ясон. Господин?.. Почему «господин», ты, почему разговариваешь со мной так.... Ты ведь меня любишь! Я ведь знаю – любишь!

Анна. Ясон, не думаю, что сейчас удобный для этого момент. Твое предложения мне очень льстит. Спасибо большое, но я не могу принять кольцо. Я не могу этого сделать... отставьте меня ! (разрыдалась и убегает)

Ясон. Анна, ну не плачь, прекрати, я пошутил, мы ведь друзья и останемся друзьями, Анна не расстраивайся. Я тебя очень люблю, не плачь (бежит за ней).



Явление 5

Эллада бежит к пианино, начинает играть «Свадебный марш» Мендельсона. Все молчат. Мария хватает Венианора за руку и тянет его танцевать. Венианор сначала недвижим, потом поддается ей, тяжело передвигая ногами.



Мария. Как я счастлива, что вновь в Элладе, в Греции! Жизнь так прекрасна!

Эллада. А я бы хотела, чтобы мама вышла замуж за Ясона, тогда смогла бы остаться в Москве.. Мне не хочется возвращаться в Грецию, а мама настаивает. Ясон - очень хороший человек, и совсем нам не чужой!

Владимир. Почему мы так часто говорим эту фразу: «жизнь прекрасна», но редко.. чувствуем себя прекрасно...счастливо.

Мария. (смеется истерически, танцует с Венианорм) Жизнь прекрасна! Жизнь очень прекрасна! Жизнь всегда прекрасно! Надо часто это повторять, чтобы в это поверить!

Венианор. (резко останавливается) Ясон – хороший человек, но Анна любит другого.

Анастасия. Ты имеешь ввиду Георгия? Нашего садовника?.



Венианор. Какой Георгий?!

Эллада. Георгий – мамин друг, наш земляк. Он тоже из Сухуми, в Грецию прибыл с кораблем, который вывозил беженцев после войны.

Венианор. (Бежит в Элладе). Это он и есть ... друг твоей мамы?!



Эллада не слушает его, продолжает играть все сильнее и сильнее... Венианор наживает обеими руками на клавиатуру пианино.

Прекрати! Я с тобой говорю!

Эллада. (останавливается ) Господин Венианор, почему вы меня спрашиваете? Спросите об этом маму!

Венианор. Анна сказала, что она одна, что у нее нет никого...

Мария. Женщина никогда не должна оставаться одной! Владимир, ты как думаешь?

Владимир. Годы прошли, и я уже давно не джигит. Когда – то ни одну женщину не отставлял в одиночестве.



Явление 6

Появляется Георгий

Анастасия. Вот и Георгий пришел!

Венианор. Георгий? (подходит к нему очень близко) Ты мне кого-то напоминаешь. Может быть мы знакомы?

Георгий. (отходит) Возможно... я вам напоминаю кого-нибудь. Люди похожи друг на друга...

Венианор. (опят подходит к нему близко). Мне сказали, что ты с наших мест, земляк. Из Сухуми. На какой улице жил?

Георгий. Почему спрашиваешь? Может сказать и школу?

Венианор. Почему бы и нет. Уж очень мне знакомы твои глаза, где-то я их уже видел. Подожди, подожди, а на войне чем занимался?

Георгий. Что за вопрос... воевал, как все..

Венианор. С кем был? Греки, знаю, не воевали. Остались в стороне... не заняли позиции ни грузин, ни абхазцев...

(нервно начинает ходить по сцене. Подходит к пианино. Обращается к Элладе)

Почему не играешь? Играй – играй, но что-нибудь повеселей!

(Георгию) Ну так с кем же ты был, земляк?

Георгий. На улице Руставели ...жил, сказать и номер дома?

Венианор. Скажи, почему бы нет. Извини, я конечно не допрос тебе устраиваю, а просто интересуюсь, по - человечески, по-братски, надо же знать, кто есть кто... тем более так далеко от родины встретились. Я ведь в абхазском правительстве, могу и помочь твоим родственникам, если кто остался.



Георгий. Не надо помогать. Никто не остался в городе.

Явление 7.

Возвращается Анна.

Анна. Вот факс прислали из Москвы мои компаньоны. Отменяется рейс, в самолете нашли неполадки.

Георгий. Самолеты разбиваются, самолеты падают с неба... Радуйся, что нашли неполадки. Другим рейсом прилетят. Я ухожу, мне на работу надо, пока...

Анастасия. Не уходи, есть у тебя время, посиди с нами.

Венианор. Почему, земляк, уходишь, я вот привез с собой красное вино, наше вино, родное. Не думаю, что откажешься выпить рюмочку за родину. Принесите фужеры или стаканы.

Георгий решительно хочет уйти, но по кавказскому обычаю не может покинуть кампанию, нервничает сильно, но старается это не показывать...

Георгий. Спасибо. Работа у меня, давайте вечерком выпьем!

Венианор. А мы немного выпьем, символически, а вечером – это будет дружеское большое застолье.

Анна. Георгий - это мой добрый друг, который очень – очень и очень, здесь мне помогает...

Венианор. Уже слышали об этом!

Анастасия. Незаменимый он человек для Анны, и мне здесь, в пансионе помогает часто. Да всем в городе он стал необходимым, уж очень трудолюбивый и отзывчивый человек.

Венианор. Но ты, друг, - исключение составляешь... мы – сухумские мужчины – всегда были любители красиво и легко жить, «трудиться в поту» – это не про нас... Мы - воспитанники мандаринов! А морской воздух вперемежку с ароматом гор – вдохнули в нас дух свободы! Аня, не так ли было?

Анна. Да было, но здесь, в Греции, кто не работает, тот не проживет .. то не ест. Надо работать и работать. Это необходимость...

Венианор подходит к Георгию и подает ему фужер вина. Молча стукаются, пьют, смотрят друг на друга, но взгляд изучающий, полный недоверия.

Венианор. По твоим словам, Аня, вы не только земляки на греческом острове, но и большие друзья, но почему же ты меня пригласила сюда?

Анна. Пригласила, потому что хотела тебя видеть. Георгий – это друг, и ничего более...

Георгий. (подбегает к ней) Друг!? Ты что такое говоришь?! Понимаешь, что говоришь? Почему обманываешь? Как так «друг и ничего более»?!

Венианор. (Георгию) У тебя взгляд очень грустный...Где – то я тебя видел уже? (ко всем) Я вспомню, уверен, что вспомню, где его видел.

Схожу на море, подышу воздухом. Здесь мне душно. Мария, Владимир, прошу, составьте мне кампанию. (уходят)

Эллада. И я с вами. Найдем и Ясона на море.

Анастасия. Пойду, работы много, и так задержалась...



Явление 8.

Анна. Меня ждут в офисе. (собирается уходить)

Георгий. Аня, Венианор приехал к тебе? Почему ты мне ничего не сказала?

Анна. А что бы я сказал? Венианор – это мое прошлое, это романтические мгновение, а ты – это будни, это реальность.. и ...

Георгий. Но тогда, почему не выходишь за меня замуж? Почему скрываешь наши отношения от всех, и даже от своей дочери?

Анна. А я тебе объяснила. Я ведь не знаю, жив ли ее отец – мой муж..

Георгий. Чего ты не знаешь!? Ты о нем не думаешь, и вообще, никогда его не любила, сама мне не рассказывала? Да все очень просто: ты просто не хочешь быть рядом со мной ... навсегда. Возможно, ты и права – я не стою этого! Я просто ...

Анна. Прекрати заниматься самобичеванием! Ухожу...

Георгий. Нет! Никуда ты не пойдешь. Сейчас я тебе все скажу! Расскажу все. Ты ведь ничего про меня не знаешь.

Анна. Все что я хочу знать про тебя – знаю, Остальное мне не интересно. У меня работа – я туристов жду, оставь меня в покое, потом поговорим!

Георгий. Знаю, что ты многое понимаешь, или просто многое чувствуешь. Всегда ждал от тебя вопросов, готовился даже к ответам. Но ты никогда меня не спросила. Ни о чем не спросила! Кто я? - Знаешь? А тебе просто это не интересно, потому что тебя я не интересую!...

Анна. (уходя) Оставь, поговорим потом, я сказала: у меня дела! А у тебя – работа!

Георгий. Нет (хватает ее за руку). Никуда не пойдешь. Ты будешь слушать меня. Так я хочу!

Анна. Сказала - Нет! Ничего не хочу слышать!

(В дверях сталкивается с Венианором, но не все же уходит)



Явление 9

Венинор входит, но сопровождает взглядом Анну

Венианор. Не стал входить в воду, а хотелось поплавать.. Посидел немного на берегу, полюбовался морем. Здесь море другое, у него много цветов и огромная сила, воды здесь живые ... (Подходит к Георгию).

Наше Черное море изменилось, оно стало таким жалким... Надо его спасать. Раньше нас спрашивали «почему море называется «черным», оно на самом деле черное?» А мы так нервничали, слушая такие глупые вопросы от отдыхающих. Да потому что наше море всегда было изумрудным и очень очень... сладким. А сейчас..

Георгий. Море стало, наконец-то, черным.

Венианор. Ты даже не поверишь, но это так. Я перестал плавать в море. После войны – не могу! Ну, об этом мне, как министру туристической страны, не полагается говорить вслух...

Георгий. Где же то вино, которое ты привез? Наливай!

(Венианор наливает ему вина, молча пьют его.).

Венианор. Запах родины.., чувствуешь? Не скучаешь?

Георгий. Я уже много лет пью греческое вино, оно тоже хорошее, почти как наше.

Венианор. Здесь все о тебе хорошо отзываются. Я рад, что Анна выбрала достойного мужчину. Но почему же мне все кажется, что мы где –то уже встречались..

Георгий. Не такой уж я хороший, как все говорят...

(Подходит к роялю, садится, открывает крышку и нажимает на клавиши, пытаясь играть грузинскую мелодию).

Трудный музыкальный инструмент. Не понимаю, как играть на стольких клавишах.... (Венианор подходит к нему и нажимает всей ладонью на клавиши, закрывает крышку).

Венианор. Пианино! Это тебе не барабан, Здесь нужны тонкие чувства, мысли... Что тебе еще не понятно? Скажи, Анну ты понимаешь, любишь ее?

(Георгий медленно поднимается со стула, смотрит в глаза Венианора, подходит близко. Один против другого. Венианору это мешает, он отступает).



Георгий. Видишь меня? Это я. Это я - один из тех, кто тебя грабили, когда ты вернулся с гастролей из Греции.

Венианор поражен. Неожиданно входит Анна и останавливается на краю сцены. Ее не заметили.

Хватит вранья и притворства, мне надоело это. Сейчас всё кончится! Ты понял, что я сказал? Я не тот, которого знает Анна. Я просто ... ну скажу, как оно есть. Я просто бандит, преступник.

Анна. Я тебе не верю! Ты сочиняешь истории про себя, чтобы тебя пожалели...

Георгий. А, ты, здесь, даже не заметил. Ты - единственный для меня здесь близкий человек. Единственная ... Только ты, больше у меня никого нет. Но я видно не достоин тебя...

(Анна села в кресло... ей нехорошо)

Венианор. А я ведь не забыл твои глаза. В них вечная меланхолия. Еще тогда я обратил внимание на твою грусть. Хоть твои глаза и грустили, но ты все же грабил...

Георгий. «Вечная меланхолия». Сразу видно, что артист выражается. Мои глаза ни о чем не говорят, они просто грустные, потому что... они мамины, у нее были такие глаза.. всегда грустные, даже когда улыбалась. .И я должен был родиться женщиной.

Был на войне, но никого не убил. Разве я мужчина! Только пугал, только шантажировал... Но лучше бы убивал. Когда видишь человеческий страх, люди становятся такими жалкими, а некоторые становятся такими суетливыми, неприятно на них смотреть, а вот другие, как герои, молчаливые и стойкие, вызывают гордость, но все равно испуганные... Страх перед смертью ... он внутри у каждого ... они так боялись, как будто хотели меня взять с собой на другой свет... Они забирали душу мою... разрывали ее на кусочки... лучше бы я их убивал! (Смеется) Но не мог, не хватило последней капли ... смелости (смеется). Нет, не убивал, а только брал на испуг...

Бежит к бару, достает бутылку виски. Наливает полный фужер и все выпивает залпом.

Водки хотел выпить, достал бутылку виски. Отвратительный напиток, выпью и чувствую себя не в себе, чужаком...

Идет к краю сцены, Анна остается в кресле, а Венианор так и остался стоять с бутылкой привезенного вина.

Я приехал в Абхазию в первые дни войны, в сентябре. Мне было всего двадцать, молодой, в голове идеи разные, глупости... Мой друг.. ну не важно, как его зовут, говорит мне, «поехали на войну, узнаем, чего мы стоим!» Он говорит мне, «народ там богатый, у них только мандарины и туристы были». Говорил, что во время войны всегда побеждают те, кто побольше награбит добра, но тот, кто смоется вовремя. В этом он был ее прав...

(Венианору)

Хочешь выпить? А скажи, в Сухуми, сейчас что пьют: виски, или по – прежнему чачу? Очень сильная чача у вас... только для компашки чудаков...

Подходит к самому краю сцены и присаживается на корточки



В Сухуми мы прилетели рейсовым самолетом из Тбилиси и на такси доехали до военкомата. Там нас записали в особую команду, и выдали оружие. В тот же день мы встретили двоих знакомых моего друга, не, они не были его друзьями, просто знакомые из Ростова приехали, уже собирались уезжать с грузом трофеев.

Идет опять к бару и наливает полный фужер виски. Подходит к Венианору.

Почему вы, абхазцы, не пьете алкоголя. Ваша гордыня! Это она вас погубила!

Нет, я должен был родиться девочкой, не может настоящий мужчина иметь такие грустные глаза... А я помню твои глаза – они были такие испуганные. Обосрался со страха. Даже слова не сказал, достал свои доллары и выложил их нам...

Венианор. Я платил вам за свою жизнь, за жизнь близких.

Георгий. К тебе домой нас привел ростовчанин, это он узнал от какого - то местного, что ансамбль вернулся из Греции. Мы знали, что хоть и дешево вы продавали свой талант, но все же привезли валюту...

(Венианор подходит к Георгию с бутылкой в руке)

Венианор. Знаю, что за один паршивый доллар вы убивали людей как мух.. Я же не хотел погибать так глупо ... от рук ...грабителей.

(Поднимает руку с бутылкой над головой Георгия, тот остается недвижимым)

Я бы тебя убил в тот раз, могу - сейчас, но мне не хочется марать свои руки твоей вонючей кровью... шакал!

(Отбегает от него, и бросает бутылку на стену. Бутылка разбивается и красное вино растекается по стене..)

Хватит! Я не хочу слушать тебя! Сходи к попу, исповедуйся у него, скинь с себя свои грехи, Бог - простит, но не я!



Георгий. (смеется саркастически) В тот же день всей кампанией мы проехались по Сухуми на машине. Нашли гаражи, остановились, сбили замки – в одном нашли «ладу», я взял ее себе. Поехали к порту, до Маяка, там мы увидели, что собрались русские. Они ждали русские корабли, чтобы выехать из этого ада.

В камуфляже и с оружием, мы подошли к беженцам и начали проверять у них документы. Никто не сопротивлялся. С нами был один местный, который знал многих. Он говорил, у кого могло быть что-то ценное. Обычно мы забирали золото. На второй день нам удалось у одного нотариуса забрать печать. После этого мы стали составлять акты продажи квартир и домов и закреплять ее печатью нотариуса. К концу недели лично у меня были документы на 6 домов и 4 квартиры.

В первых числах октября началась паника. Твои абхазцы ударили по нашим в Гаграх. Рассказывали разное, о том, что с гор спустились сотни чеченцев с одними кинжалами и всех подряд резали. Говорили, что грузинские самолеты разбомбили город. Я лично начал уже сомневаться в победе, хотя многие политики приезжали для укрепления духа. Но в откровенных беседах никто из них не верил в то, что удастся удержаться в Абхазии. (Венианору) Давай выпьем, вина уже нет, бутылку разбил – аромат родины развеялся... будем пить виски!

Да еще. Было много журналистов. Все они прятались в гостинце, некоторые из них участвовали в допросах. И все они очень много пили. Каждый день были столы, всё время кого-то хоронили, поминки, дни рождения, так, застолья были каждый день. Журналисты сочиняли свои репортажи, что им в голову придет, часто всякую чушь писали, про чеченцев-футболистов в Гаграх и про прочую белиберду.

Но когда абхазцы вышли на границу с Россией, я понял, что война закончилась. Теперь шансов на победу не было. Поэтому мы решили на трех машинах с трофеями уехать из Абхазии и начали грабить всё! Магазины, аптеки, библиотеку, оставленные квартиры ... фабрики. В общем, мы стали шутить, что нам лишь осталось взять с собой только... гальку с пляжей.

И все время были разборки друг с другом, со стрельбой, убитыми и ранеными. Ты назвал меня «шакалом». Правильно назвал, а я и не обиделся. Вспоминаю сейчас, что мы, именно как шакалы, рвали друг у друга добычу. Почти каждый день кого-то находили с простреленной головой, многих не находили никогда! В один день и я чуть было не ушел на тот свет. Бандиты (смеется) бросили гранату в мою машину, но я уцелел, а на следующий день около ботанического сада получил еще ножом в бок. Опять уцелел. Мои ангелы – хранители меня берегли. А вот, все слухи о том, что специально мы убивали абхазцев – это все ерунда. Все были просто обкуренные или пьяные, не было почти никакой организации, никаких военных планов... Настоящие оргии... Каждый охотился за добром. Главное побольше, трофеев взять. И уж если кто попадался - никто фамилию не спрашивал, абхазец ты или грузин или русский - все были на мишени.

После ранения, я сказал себе: всё Георгий – уезжай, пока еще жив. За 100 долларов купил справку о том, что потерял документы во время бомбежки, продал машину и почти всё награбленное барахло. За 500 баксов купил справку о том, что я - гудаутский грек и зашел на корабль, который прибыл из Греции – вывезти греков с войны. Так я оказался здесь, и стал греком...

(Поднимается).

Много раз ловлю себя на том, что давно думаю по-гречески... Значит, я уже другим человеком стал...если думаю по-другому. Мне здесь все говорят, что у меня даже нет совсем акцента (смеется нервно).

Ну вот, Аня, она до сих пор говорит с акцентом, и каждый раз ее спрашивают: «а вы откуда приехали?». (подходит к Анне). А ты, моя дорогая, нервничаешь, когда тебя спрашивают: «откуда вы, госпожа, приехала? Из Грузии или Росси?». Откуда - откуда - от верблюда! А ты нервничаешь, потому что еще не стала гречанкой, хотя греческого происхождения, все еще думаешь по-русски... да и душой ты еще там. На родине. А потому что она у тебя есть. Родина. А я ее потерял навсегда... Если поеду в Абхазию, кто - нибудь, да и узнает меня...

(Достает из кармана брюк пистолет, высоко его поднимает, показывает зрителям)

На корабль ничего с собой не взял. Только вот этот пистолет. Хотелось, что-нибудь взять с собой. Хороший пистолет, жалко было его продавать. Оставил на память...сувенир...



(Ходит туда – обратно. Руку с пистолетом держит высоко, как будто собирается на штурм).



Пистолет – он настоящий. Это не шуточный сувенир..

Мои дружки бежали в Россию. А ничего, можно назвать их имена, а фамилии, так я их и не знал никогда. Коля стал предпринимателем, где-то в Сибири живет. Он приезжает сюда на Крит, уже несколько лет в мае месяце. Однажды я его случайно увидел, в таверне сидел. У него красивая жена, очаровательные детишки... Говорили ни о чем... Да и не хотелось общаться.., а что нам вспоминать?! А вот - Миша, слышал, в тюрьме сидит... Но ему там хорошо... он сам говорил: «на свободе не нахожу себе места, а в тюрьме мне все понятно и удобно». А что я – мне тоже нет здесь места, сам себя не люблю... не за что любить!



С высоко поднятой рукой с пистолетом убегает со сцены. Анна и Венианор слушали рассказ Георгия молча, теперь не находят слов, что бы переключится на другую тему. Тихо очень. И вдруг неожиданно раздается выстрел ...



Анна. Не-е-т!!! Бежит к Венианору, оба останавливаются друг против друга и не знают что делать.



Вдруг слышится еще выстрел, и еще, и еще, и неожиданно небо озаряется салютом, а на сцену выбегает вся кампания, все навеселе. Эллада бежит к пианино и играет греческую мелодию, но недолго так для общей радости...



Мэр. Вот вам и наш сюрприз, Вот вам настоящий салют! Один - два-три...

Сцена опять озаряется салютом

Я же вам обещал, что на нашем празднике будет и сюрприз. Вам нравятся сюрпризы. Как хорошо! Все люди радуются как маленькие дети!



Мария. Салют, салют!! Правда, все как в детстве! Ура!!!

О. Николаос. Господин мэр, а меры безопасности предусмотрены?

Мэр. Все организованно по правилам, не дрейфь, батюшка!

Ясон. Да чего боятся?! Как Бог распорядится, так и будет. Уже никто нигде на Земле не способен никого защитить, да и защититься не может... Дайте хоть полюбоваться красотой!

Эллада (перестает играть, поднимается и рассматривает вместе со всеми салют).

(Все повернуты к зрителям спиной )

Так красиво! (поворачивается лицом к зрителям. Подходит к краю сцены, говорит в зал) Так красиво! Мне кажется, что вот, сейчас, вместе с нами все люди на планете видят салют и любуются нашим небом!



Слышится еще одно выстрел - но опять это салют. Все аплодируют.

Потом еще одно «бам». Все продолжают аплодировать, но вместо салюта, неожиданно свет гаснет, и всё погружается в абсолютный мрак.



Конец.

Салоники, 17 июня 2005

Авторизованный перевод автора, апрель 2008.